ТЕЗИСЫ ВЫСТУПЛЕНИЙ

НЕИЗБЕЖНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ СИРОТСТВА. ПРЕДОПРЕДЕЛЕННОСТЬ И СЛУЧАЙНОСТЬ В ПРОЯВЛЕНИИ ПОСЛЕДСТВИЙ ДЕПРИВАЦИИ У ДЕТЕЙ С ОВЗ.

СПИКЕР: АЛЕНА ЮРЬЕВНА СИНКЕВИЧ

Ребенок с историей депривации обязательно будет иметь последствия этой депривации. Этими последствиями будут:

— психологическая травма,

— отставание в развитии,

— сенсорные нарушения,

— нарушения привязанности,

— проявления вторичного аутизма,

— вторичные нарушения.

Объем и глубина последствий депривации не могут быть определены в момент приема ребенка в семью по следующим причинам:

— ребенок начнет проявлять многие последствия травмы, только когда начнет налаживать глубокие отношения, а это произойдет далеко не сразу;

— отставание в развитии может оказаться педагогической запущенностью или последствием плохого ухода, а может оказаться следствием органического поражения;

— тяжелые сенсорные нарушения могут выглядеть, как проявления отдельного заболевания (тугоухость, психопатия, нарушения ЦНС и т. п.);

— тяжелые нарушения привязанности могут приводить к поведенческим нарушениям;

— проявления вторичного аутизма на первых парах могут быть неотличимы от истинного РАС;

— у детей с ОВЗ всегда будут вторичные проблемы, которые не позволят оценить истинные возможности ребенка при приеме в семью.

 

Попадание в семью может поставить перед ребенком с ОВЗ необходимость изменить стратегию выживания. В условиях сиротского учреждения ОВЗ могло быть источником некоторых преимуществ для ребенка, и выздоровление у него ассоциируется с их потерей. Изменить стратегию выживания для любого человека — очень непростая задача. Всё это может привести к возникновению сопротивления со стороны ребенка, которое будет препятствовать его развитию и адаптации.

Семья, которая готовится принять ребенка с ОВЗ, должна быть осведомлена не только о проблемах здоровья ребенка, но и о спектре возможных проблем, связанных с депривацией. Только осознание всей картины нарушений позволит семье привлечь правильную профессиональную помощь и не потерять гибкость и устойчивость.

ПРОГРАММЫ ПОДДЕРЖИВАЮЩЕГО ОБУЧЕНИЯ ДЛЯ ЗАМЕЩАЮЩИХ РОДИТЕЛЕЙ КАК ФАКТОР ПРОФИЛАКТИКИ ДЕТСКОГО НЕБЛАГОПОЛУЧИЯ.

СПИКЕР: ГАЛИНА АРКАДЬЕВНА ГУЛЯЕВА

Государственное бюджетное учреждение дополнительного образования Пермского края «Центр психолого-педагогического и медико-социального сопровождения» (далее – учреждение, Центр) с 2007 года занимается подготовкой граждан, желающих взять на воспитание в свою семью детей, оставшихся без попечения родителей.

Система работы с замещающими родителями в Пермском крае (кроме подготовки и сопровождения) включает еще один важный аспект — переподготовку действующих замещающих родителей.

Для регулирования всех вопросов, связанных с организацией переподготовки, Центр заключил Соглашения о взаимодействии со всеми Территориальными управлениями Министерства социального развития Пермского края. Процедура подписания Соглашения о взаимодействии предполагает анализ эффективности совместной работы за истекший период, определение основных задач и мероприятий по подготовке и переподготовке на новый период с каждым межрайонным территориальным управлением.

Ежегодно через программу подготовки проходят около 2000 граждан. Важный момент подготовки – психологическое обследование кандидатов в замещающие родители.

После проведения курсовой подготовки специалисты Центра организуют для действующих замещающих родителей курсы повышения квалификации (общий курс проводится 1 раз в 3 года; специализированный курс «Подросток в замещающей семье» —   не чаще 1 раза в год). Общий курс – это программа поддерживающего обучения «Семейная мастерская» в объеме 66,5 часов.

Действующие замещающие родители по своему желанию и по рекомендации специалиста опеки или службы сопровождения приходят на занятия «Семейной мастерской». Программа нацелена на коррекцию детско-родительских отношений, профилактику эмоционального выгорания родителей, оказание помощи в решении проблем, связанных с защитой прав и интересов детей, оставшихся без попечения родителей.

В программе предусмотрено проведение аудиторных занятий с группой и психологические тренинги (40 часов), индивидуальная работа с семьей и консультации (20 часов), а также диагностика актуальной семейной ситуации (6 часов). Ежегодно переподготовку проходят около 1500 действующих замещающих родителей.

С 2016 года с целью профилактики отказов замещающих родителей от воспитания подростков реализуется дифференцированный модуль «Подросток в замещающей семье». Данный курс предоставляет возможность  замещающим родителям больше узнать о «сюрпризах» переходного периода в развитии ребенка;  понять, какие изменения происходят с ребенком, научиться анализировать его поведение и, учитывая эмоциональное и физиологическое состояние подростка, выстраивать с ним конструктивные доверительные отношения. В рамках данной программы родители получают консультации  врачей-наркологов, психиатров, сексолога и др. Ежегодно проходят переподготовку по данной программе более 500 замещающих родителей, воспитывающих в своих семьях подростков.

Самое главное в процессе переподготовки замещающих родителей – сработать на опережение. Попасть в тот момент, когда родители еще эмоционально не выгорели, когда сложившиеся детско-родительские отношения еще не прошли точку невозврата. Именно для этого нужна хорошая, скоординированная работа специалистов разных служб.

Чтобы обучение было актуальным и интересным для родителей, специалисты Центра стремятся своевременно обновлять иллюстративный и дидактический материал, используют анкеты обратной связи, учитывают пожелания слушателей группы, в том числе при помощи сайта учреждения soscentrpk.ru (рубрики «Задать вопрос», «Пожелания и предложения»).

 

В Центре всегда рады поддержать инициативу замещающих родителей, предложения специалистов органов опеки и попечительства, готовы расширять сотрудничество с социальными партнерами.  В этом году по просьбе родителей в Центре начал реализовываться новый модуль «Особенности воспитания детей с ограниченными возможностями здоровья», по просьбе специалистов опеки в содержании переподготовки сделан акцент на тему «Особенности функционирования детской подсистемы в условиях замещающей семьи».

СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ РИСКА ВТОРИЧНЫХ ВОЗВРАТОВ ПРИЕМНЫХ ДЕТЕЙ.

СПИКЕР: ЛИЛИЯ АРТУРОВНА АСЛАМАЗОВА

Background. Оборотной стороной динамично развивающегося процесса семейного устройства детей в России является проблема их вторичных возвратов. В исследованиях, посвященных изучению опыта возврата детей из замещающих семей, раскрываются его причины (Осипова, 2008; Palacios, 2012), тяжесть психологических последствий (Куфтяк, 2012), а также положительное влияние психологического сопровождения на функционирование семьи (Allen, Vostanis, 2005; Dozier, 2005).

Methods. Настоящее исследование направлено на изучение особенностей детей и социально-демографических характеристик замещающих семей в связи с их отказом от продолжения воспитания приемных детей. Участниками исследования были замещающие семьи, воспитывавшие приемного ребенка (группа 1 – 182 семьи) и отказавшиеся от продолжения воспитания (группа 2 – 19 семей) с последующим возвратом ребенка в организацию для детей-сирот или переводом его в другую замещающую семью. Исследование проводилось с помощью методик «Стандартизированное интервью для родителей», «Перечень травматических переживаний ребенка» (Ослон, 2006). Анализ полученных данных осуществлялся с использованием точного критерия Фишера для дихотомических переменных, критерия Манна-Уитни для порядковых и метрических переменных, бинарной логистической регрессии с расчетом отношения шансов (OR–OddsRatio) и его 95% доверительных границ. Расчеты проводились с использованием программного комплекса SPSSInc.

Findings. Результаты свидетельствуют, что наиболее серьёзный вклад в отказ от сохранения приемного ребенка в семье вносят степень его травматического опыта (χ2 (7, N=201)=84.67, p<0.001; OR=2.73, β = 1.0, SE = 0.37, p=0.007) и минимальное участие семьи в программе психологического сопровождения (χ2 (2, N=201)=41.04, p<0.001; OR=1.78, β = 0.59, SE = 0.19, p=0.002).

Discussion. Полученные данные расширяют представления о функционировании замещающих семей, принявших на воспитание детей с значительным травматическим опытом, и свидетельствуют о необходимости повышения качества психологического сопровождения и социальной поддержки замещающих семей как важного фактора профилактики вторичных возвратов.

 

КАК ОРГАНИЗОВАТЬ ЭФФЕКТИВНУЮ РАБОТУ СЛУЖБЫ СОПРОВОЖДЕНИЯ ЗАМЕЩАЮЩИХ СЕМЕЙ (ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТИ).

СПИКЕР: МАРИНА ВИКТОРОВНА ГОЛОВИНА

Проект «Приемные семьи» был реализован в Мурманской области в период с 2000 по 2017 годы.

Методика, используемая в Проекте, основана на международных стандартах качества услуг для ребенка (Q4C): работа с индивидуальным случаем, признание приоритетности интересов ребенка и вовлечение его в принятие решения о своей дальнейшей судьбе; разработка и реализация индивидуальных планов развития ребенка и приемной семьи и другие стандарты качества.

Обучение кандидатов в замещающие родители проводилось с использованием международной программы PRIDE, начиная с 2002 года.

Для работы с кризисными ситуациями в приемных семьях использовалась технология собрания «группы ответственности» для принятия взвешенного решения с учетом опыта специалистов и интересов семьи.

В проекте была реализована идея краткосрочного кризисного размещения ребенка, минуя детское учреждение, в действующих приемных семьях.

Взаимодействие проекта с органами местного управления, отделами опеки, учебными заведениями осуществлялось на основе договоров, разделения зон ответственности, отказа от дублирования функций, использования ресурсов различных организаций для оказания услуг замещающим семьям и детям.

В сферу профессиональных компетенций психологов проекта включалась работа с детьми и подростками, диагностика их психоэмоционального состояния и развития, терапия потерь, подготовка к самостоятельной жизни, работа с родителями и их обучение, организация мероприятий.

Специалисты по социальной работе курировали вопросы социальной поддержки, прав и льгот детей-сирот, алиментов, пенсии, жилья, помощи родителям в составлении планов индивидуального развития ребенка.

В проектной команде была важна взаимозаменяемость, однако при этом каждый специалист вел свое направление работы.  Кроме участников группы, в структуру проекта были включены привлеченные специалисты (тренеры) для проведения мероприятий.

Важно, что в процессе работы все участники команды придерживались базовых принципов сопровождения: приоритета семейного воспитания и приоритета интересов ребенка, профессионализма и компетентности приемных родителей, принятия важности биологической семьи и уважения к прошлому ребенка.

Проект представлял собой модель мобильной службы сопровождения, объединяющей отдаленные территории, небольшие населенные пункты, в которых проживает достаточное количество замещающих семей, но при этом нет возможности создать службу сопровождения на месте.

Специалисты проекта реализовали на местах несколько важных задач: просвещение сообщества, информирование об особенностях приемных семей и детей; работа с педагогами местной школы, клуба; организация мероприятий для приемных семей; объединение родителей, создание клубов и  родительских активов.

В соответствии с основной целью проекта выделялись отдельные направления деятельности:

  • мониторинг и комплексная поддержка приемных детей и семьи в целом;
  • развитие профессиональной компетенции приемных родителей и вовлеченности детей  и  семей;
  • комплексная поддержка выпускников приемных семей и старших подростков, готовящихся к выходу  из приемной семьи;
  • подготовка кандидатов в замещающие родители, сопровождение вновь создаваемых приемных семей из числа кандидатов, прошедших обучение;
  • популяризация семейных форм заботы о детях, оставшихся без попечения родителей;
  • образовательные мероприятия для повышения профессиональной компетенции педагогов и иных специалистов.

 

Замещающая семья проходит разные этапы развития:  принятие ребенка, возрастные кризисы детей и родителей, приход в семью новых детей,  взросление  ребенка и подготовка к самостоятельной жизни.  Сопровождение требуется на каждом этапе.

Мероприятия для замещающих родителей по технологии развития и ресурсосбережения: конференции, семинары, тренинги, супервизия.

Своевременная поддержка специалистов позволяет добиться существенного влияния на укрепление семейных отношений и создание благоприятных условий для качественной жизни и развития ребенка в приемной семье, а также минимизировать риски отказа от воспитания ребенка.

Важной составляющей проекта стала деятельность по поддержке выпускников приемных семей. Проблема ухода из семьи после достижения 18 лет является серьезным вызовом для приемных семей и их воспитанников.

Системная работа с семьями и детьми способствует развитию ребенка, создает условия для его дальнейших жизненных успехов.

УЧАСТИЕ УПОЛНОМОЧЕННОГО ПО ПРАВАМ РЕБЕНКА В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ В РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА РЕБЕНКА ЖИТЬ И ВОСПИТЫВАТЬСЯ В СЕМЬЕ БЛИЗКИХ РОДСТВЕННИКОВ. ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА, ОСОБЕННОСТИ И АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ОПЕКИ И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА НАД ДЕТЬМИ БЛИЗКИМИ РОДСТВЕННИКАМИ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ.

СПИКЕР: ОЛЬГА ГЕННАДЬЕВНА ИВАНОВА

За 10 лет работы Уполномоченным по правам ребенка в Санкт-Петербурге накоплен колоссальный опыт работы специалистов со спорными, а зачастую неоднозначными случаями семейного устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Важно понимать, что ребенок, утративший родителей, — это особенный ребенок. Воспитание детей — это не только ответственное дело, но и  особо важная  стратегическая государственная задача,   и тех, кто на это решается, необходимо поддерживать!

Социальное сиротство – характерное и болезненное явление современного общества. На протяжении многих лет оно обсуждается на всех уровнях власти с целью поиска новых методов поддержки семей, и здесь одинаково ценен опыт как государственных организаций, так и общественных объединений.

Очевидно, что предупреждение негативного явления намного эффективнее, чем борьба с ним. Но, к всеобщему сожалению, «прививка» против родительской безответственности не найдена, да и вторгаться в семейную жизнь никто не имеет права.

В результате, согласно данным ежегодного статистического отчета РИК-103, количество социальных сирот за последнее десятилетие сохраняет  стабильность и  составляет 75-80% от общего числа выявленных и учтенных детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Очевидно, что причины утраты родителей могут быть разные.

В результате смерти обоих или единственного родителя ребенок обретает статус  сироты.  В иных случаях отсутствия родительского попечения, установленных ст. 121 Семейного кодекса Российской Федерации, ребенок становится «оставшимся без попечения родителей» и оказывается социальной сиротой. Основными причинами социального сиротства при живых родителях являются падение жизненного уровня большинства российских семей, утрата понятия семьи как основной единицы общества и осознания ее как основы нравственной ценности, рост внебрачной рождаемости, увеличение числа родителей, ведущих асоциальный образ жизни, отказ от новорожденных детей, а также межнациональные конфликты и т.д.

Безусловно, в интересах ребенка как  можно быстрее после утраты родительского попечения оказаться в семье близких родственников, имеющих необходимые личностные ресурсы для его успешного воспитания.

Статья 10 Федерального закона «Об опеке и попечительстве» говорит  о приоритете назначения опекунами или попечителями лишь бабушек, дедушек, совершеннолетних братьев  и сестёр несовершеннолетнего.

Благодаря многолетнему конструктивному взаимодействию  Уполномоченного по правам ребенка с органами опеки  и попечительства, всегда удавалось находить наилучшие варианты жизнеустройства детей. В 80% случаях опекунами или попечителями назначаются именно родственники ребенка, оставшегося без попечения родителей,  из них более 55% составляют дети в возрасте от 7 лет и старше.

При этом органам опеки и попечительства зачастую приходится выяснять роль близких родственников в жизни ребенка, ставшего социальным сиротой по вине родителей. взвешивать риски вторичного сиротства, которое глубоко травмирует ребенка и влечет за собой его нравственную и психологическую деградацию.

Ребенок, брошенный второй раз в жизни, теряет доверие к взрослым. Впоследствии это может повлечь за собой проблемы с привязанностью к людям и в некоторых случаях сказаться на выполнении роли родителя (отказ от воспитания собственных детей, неспособность создать полноценную семью).

Каждый случай индивидуален. При этом очевидно, что деятельность органов опеки и попечительства, государственных и общественных организаций, помогающим семьям и детям, должна быть нацелена на  результат, а не на показатель. Основная проблема не в том, кто будет воспитывать ребенка, оставшегося без попечения родителей, а в том, как будут его воспитывать.

Несмотря на то что право каждого ребенка жить и воспитываться в семье закреплено Конвенцией ООН «О правах ребенка», Конституцией и Семейным Кодексом Российской Федерации, необходимо продолжать принимать меры для совершенствования законодательства в сфере защиты прав детей, но такие, чтобы » не выплеснуть вместе с водой ребенка».

СИСТЕМА РАБОТЫ ПО ПСИХОЛОГИЧЕСКОМУ ОБСЛЕДОВАНИЮ КАНДИДАТОВ И ДЕЙСТВУЮЩИХ ЗАМЕЩАЮЩИХ РОДИТЕЛЕЙ В ПЕРМСКОМ КРАЕ КАК ЭФФЕКТИВНЫЙ СПОСОБ ПРОФИЛАКТИКИ ДЕТСКОГО НЕБЛАГОПОЛУЧИЯ В ЗАМЕЩАЮЩИХ СЕМЬЯХ

СПИКЕР: НАТАЛЬЯ ГЕННАДЬЕВНА МЕХОНОШИНА

Психологическое обследование граждан является составной частью программы подготовки кандидатов и переподготовки действующих замещающих родителей. В Государственном бюджетном учреждении дополнительного образования Пермского края «Центр психолого-педагогического и медико-социального сопровождения» (далее – ГБУДО ПК ЦППМСС, Центр) разработан и утвержден порядок проведения психологического обследования, пакет диагностических методик и сроки подготовки рекомендаций. Ведется персонифицированный учет всех граждан, прошедших первичное или углубленное психологическое обследование в Центре.

Собеседование – самая значимая часть работы с гражданином, в ходе которой выявляется актуальная семейная ситуация, причина оформления замещающей семьи, характер отношений кандидата с ребёнком, мотивы приема ребенка в семью, отношение других членов семьи кандидата к приему ребенка.

Психологическое обследование потенциальных замещающих родителей, анализ полученных в ходе него данных направлены на выявление потенциальных рисков и определение личностных и семейных ресурсов, позволяющих принять приемного ребенка, выстраивать с ним эмоционально близкие, конструктивные отношения, преодолевать стрессовые ситуации.

Ресурсы и риски при принятии ребенка складываются из качества семейных отношений и индивидуальных особенностей членов семьи, мотивов приема ребенка.

Личностные ресурсы – способность человека к самораскрытию, к принятию себя и других такими, какие они есть; уверенность в себе, способность распознавать стрессовые ситуации и контролировать уровень стресса; опыт «совладания со стрессом» и навыки решения личностных проблем. К ресурсам семейных отношений относятся: гибкость семейных границ, ролевая гибкость, ясная коммуникация и возможность пересмотра семейных правил, умеренная сплоченность семьи, открытость (в том числе для обращения за помощью к специалистам), навыки решения проблем, умение использовать имеющиеся ресурсы, социальная поддержка.

Возможные риски делятся на несколько категорий:

  • Риск жестокого обращения с ребёнком. Физическое, психологическое и сексуальное насилие над ребенком всегда приводит к глубокой травматизации личности, может нанести необратимый вред здоровью и развитию.
  • Риск пренебрежения нуждами ребёнка. Приемные родители могут быть морально жестокими по отношению к ребенку. Это проявляется в отсутствии элементарной заботы о ребенке, а также в неисполнении обязанностей по его воспитанию, в результате чего здоровье ребенка и его развитие нарушаются.
  • Риск затруднения адаптации ребёнка в семье. Результатом дезадаптации ребенка в семье могут быть отказ от ребенка, конфликты в семье, нарушения в здоровье и развитии ребенка.
  • Риск невротизирующего воздействия замещающей семьи на ребёнка (эмоциональное неблагополучие). При неблагоприятной семейной ситуации у ребенка развиваются негативные эмоциональные реакции: тревога, вина, стыд. Постоянное психоэмоциональное напряжение может привести к формированию неустойчивого характера подростка, сложностям в социализации (девиация в поведении, уходы из дома, вовлечение в группировки), обращению к деструктивным формам снятия напряжения (употребление ПАВ).
  • Риск отказа от ребёнка. Отказ от ребенка приводит к нарушению привязанности – базовой психологической составляющей нормального развития ребенка – и является сильным источником психологической травмы, ведущим к необратимым нарушениям развития.

Анализируя выявленные ресурсы и риски, психологи рекомендуют или не рекомендуют рассматривать гражданина в качестве кандидата в замещающие родители. Не рекомендуют рассматривать в качестве замещающих родителей граждан:

— с высоким уровнем риска отказа или непринятия ребёнка, высоким уровнем риска жестокого обращения;

— с рисками среднего уровня, но их большим количеством;

— с рисками среднего и низкого уровня при отсутствии ресурса на изменения в семье. Например, даже после курса подготовки выявляется деструктивность мотивации, недоучет депривационных нарушений детей.

По результатам психологического обследования проводится консультация с гражданином, затем подготовленные рекомендации направляются специалисту территориального органа опеки и попечительства (далее – ООиП).

Психологическая диагностика действующих замещающих семей в рамках программы «Семейная мастерская» направлена на:

— выявление риска жестокого обращения,

— выявление признаков эмоционального неблагополучия ребенка,

— выявление признаков дисгармоничного развития ребенка,

— выявление признаков эмоционального выгорания замещающего родителя.

Диагностика всегда проводится в отношении опекуна/приемного родителя и в отношении несовершеннолетних (подопечных). Набор диагностических методик носит рекомендательный характер, может меняться в зависимости от задач обследования семьи.

По итогам диагностики формулируются рекомендации в ИППСУ (индивидуальная программа предоставления социальных услуг). Рекомендации отражают возможные пути решения выявленных проблем. Это могут быть консультации, занятия, тренинги по определенным темам. В случае выявления высокого риска жестокого обращения с ребенком, его психоэмоционального неблагополучия рекомендуется углубленное исследование семейной ситуации.

ОПЫТ РАБОТЫ ШКОЛЫ ПРИЕМНЫХ РОДИТЕЛЕЙ ПО СОДЕЙСТВИЮ СЕМЕЙНОМУ УСТРОЙСТВУ ДЕТЕЙ С ОВЗ.

СПИКЕР: МИХАИЛ ВИКТОРОВИЧ ПИМЕНОВ

На сегодняшний день семейному устройству детей с ОВЗ необходимо уделить особенное внимание, потому что количество их растёт по отношению к здоровым детям, находящимся в учреждениях для детей, оставшихся без попечения родителей. Это происходит по ряду причин, одна из которых — желание кандидатов в приёмные родители взять в свою семью здорового ребенка. Вторая – отсутствие необходимой информации о детях с ОВЗ в материалах Школ приёмных родителей.

Целью доклада является ознакомление участников конференции с опытом работы по содействию семейному устройству детей с ОВЗ Школы приемных родителей Благотворительного Фонда «СЕМЬЯ».

Задачей данного материала будет знакомство:

  • с историей развития отношений между Школой приемных родителей и детским домом-интернатом для умственно отсталых детей,
  • с особенностями подготовки тренеров Школы приемных родителей,
  • с особенностями подготовки кандидатов при прохождении Школы приемных родителей,
  • с формами работы со слушателями,
  • с формами взаимодействия слушателей Школы приемных родителей с воспитанниками с ограниченными возможностями здоровья.

Большую роль при принятии решения кандидатами о приёме в свою семью ребенка с ОВЗ играет их информированность о состоянии его здоровья и понимание дальнейшего развития событий при тех или иных диагнозах, имеющихся в медицинском заключении. Знания об особенностях различных заболеваний, достоверная информация о возможном лечении, поддержании, реабилитации ребенка помогают правильно оценить будущим приёмным родителям свои возможности, понять, какие ресурсы им понадобятся, с чем они смогут справиться самостоятельно, а где будет нужна помощь специалистов, какие специалисты им понадобятся в конкретном случае. Хорошо помогает предоставление возможности посетить учреждение для детей с ограниченными возможностями и проведение практических занятий с кандидатами совместно с детьми с ОВЗ. Использование дополнительных ресурсов, таких, как выездные программы кандидатов в приёмные родители и детей с ОВЗ, даёт возможность увидеть ребёнка в естественных условиях.

Также возможно привлечение в качестве кандидатов в приёмные родители граждан с ОВЗ.

Использование в подготовке кандидатов в замещающие родители различных форм и методик работы с детьми с ОВЗ даёт дополнительную возможность помочь ребенку обрести любящую, заботливую семью.

ОРГАНИЗАЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛУЖБЫ ПО УСТРОЙСТВУ ДЕТЕЙ НА ВОСПИТАНИЕ В СЕМЬЮ

СПИКЕР: МАРИЯ НИКОЛАЕВНА ФЕДОРОВА

Организация на базе детского дома службы по устройству детей на воспитание в семью позволяет улучшить качество устройства, уменьшить количество возвратов детей из замещающих семей, что способствует решению целого ряда социальных проблем, связанных с детством и социальным сиротством.

Служба организует свою деятельность по следующим блокам:

  1. Блок работы с биологической семьей ребенка, находящегося в детском доме

В рамках данного блока осуществляется социально-психологическая работа, направленная на восстановление семьи и возврат ребенка родителям, включающая:

  • установление контакта с родителями,
  • проведение комплексной социально-психологической оценки семьи ребенка с целью выявления ресурсов для позитивных изменений в семье, определения перспектив и возможности для восстановления её утраченных социальных функций;
  • оказание квалифицированной помощи биологической семье ребёнка.
  1. Блок по устройству детей на воспитание в семью

В данном блоке предусматривается:

  • информирование общественности о семейных формах устройства детей на воспитание в семью и необходимости помощи детям, оставшимся без попечения родителей;
  • подбор граждан, изъявивших желание взять ребенка на воспитание в семью, изучение их воспитательного потенциала, психологической готовности к родительским функциям;
  • комплексная подготовка будущих родителей к воспитанию ребенка; предоставление необходимой информации о правовых, педагогических, психологических аспектах создания и функционирования замещающих семей в рамках работы «Школы приёмных родителей» (I курс обучения).
  1. Блок по подготовке детей, проживающих в детском доме, к жизни в замещающей семье

Деятельность специалистов в рамках данного блока направлена на:

  • формирование представлений у воспитанников о том, что такое замещающая семья и жизнь в ней;
  • планирование процесса знакомства ребёнка с новой семьёй и помещения в неё.
  1. Блок комплексного социально-психолого-педагогического сопровождения семьи после принятия ребенка на воспитание

Работа этого блока включает:

  • комплексное сопровождение семьи в период адаптации ребёнка,
  • повышение воспитательного потенциала замещающих родителей благодаря посещению занятий в «Школе приёмных родителей» (II курс обучения),
  • проведение совместных мероприятий с родителями в рамках организации деятельности клуба.

Деятельность службы по устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на воспитание в семью представляет собой сложный процесс, состоящий из следующих этапов:

  1. Привлечение потенциальных замещающих семей.
  2. Отбор и подготовка кандидатов в замещающие родители.
  3. Подготовка ребёнка к жизни в новой семье.
  4. Сопровождение семьи после принятия ребёнка на воспитание.
СЕПАРАЦИЯ ПРИЕМНЫХ ПОДРОСТКОВ ПОСЛЕ ДОСТИЖЕНИЯ ИМИ СОВЕРШЕННОЛЕТИЯ.

СПИКЕР: ДИАНА ВЛАДИМИРОВНА МАШКОВА

Сепарация приемных детей, устроенных в семьи в подростковом возрасте, осложняется несколькими факторами. Во-первых, столкновением двух противоположных по сути задач – необходимости формировать между родителями и подростком доверительные отношения и в то же время потребности детей отделяться. Во-вторых, препятствием к сепарации становится длительный опыт жизни подростка в учреждении, его незнание реалий окружающего мира и низкий уровень социализации. Актуальность данной темы обусловлена активным развитием семейного устройства подростков-сирот. При условии того, что в детских домах сегодня 77,6% воспитанников – это подростки, вопрос в ближайшие годы будет стоять остро.

Цель доклада – осветить этапы, которые помогут семье подготовить подростка к сепарации и нетравматичному выходу из семьи. Задача – предложить конкретный путь подготовки, а также обозначить маркеры достаточной самостоятельности ребенка.

Отделение ребенка от замещающей семьи возможно только после установления близости между ним и приемными родителями. Это первый и самый серьезный этап. В каком бы возрасте ни был принят подросток (это касается и 16-17-летних детей), первоочередной задачей становится выстраивание с ним доверительных отношений. Очевидно, что ребенок-сирота уже пережил как минимум одну серьезную травму — потерю кровной семьи, именно поэтому действия по сепарации должны быть максимально бережными.

Несмотря на то что попечительство над несовершеннолетним автоматически останавливается по достижении ребенком 18 лет, это не повод сразу же разрывать отношения. Необходимо оценить готовность ребенка, которую важно целенаправленно формировать. Основным препятствием к сепарации может служить страх, причем как подростка, так и приемного родителя. Это и страх перемен, и неуверенность в будущем молодого человека. Справиться с ним помогает постепенная заблаговременная передача ответственности за жизнь и здоровье ребенка ему самому, а также увеличение кредита доверия. Этот процесс можно назвать вторым этапом и при необходимости сопроводить поддержкой психолога в целях снятия тревоги.

Также важно развивать у подростка навыки жизни в обществе и бытовые умения, которые постигаются и закрепляются только на практике. Поэтому необходимым, третьим этапом подготовки становится погружение подростка во все сферы жизни семьи – от оплаты налогов, коммунальных услуг до походов за продуктами, уборки, приготовления еды и участия в обсуждении важных внутрисемейных вопросов. Модель семьи, если она открыта и доступна для изучения, становится важным стержнем для формирования образа собственной будущей семьи.

Одновременно с прохождением всех этапов, которые могут идти параллельно, нельзя упускать из виду главной задачи воспитания – подготовки подростка к самостоятельной жизни отдельно от приемных родителей. Современный мир идет по пути отложенного взросления. Социальные институты настроены таким образом, что молодые люди надолго остаются зависимыми, по крайне мере, до завершения образования. Иногда это возраст 23-25 лет. Поэтому необходимым четвертым этапом становится стимуляция совершеннолетнего ребенка к отделению. После 18 лет уже нельзя создавать чрезмерно удобной и безответственной жизни для ребенка. Четкие правила семьи (устанавливаются индивидуально в каждой семье путем взаимного соглашения) должны соблюдаться всеми, включая молодых взрослых. Чем старше ребенок, тем больше у него обязанностей по дому. Совершеннолетние дети участвуют в бытовых вопросах семьи наравне со взрослыми. Также они полностью обслуживают себя. Отсутствие карманных денег стимулирует их к поиску подработки. Обязательна занятость совершеннолетнего ребенка – работа или учеба. И параллельно с увеличением ответственности снижается уровень контроля. Родителям взрослых детей важно жить активной личной и профессиональной жизнью, чтобы не испытывать соблазна «привязать» к себе выросшего ребенка.

Перечислим некоторые маркеры, которые указывают на то, что ребенок готов к сепарации. Он способен обслуживать себя в быту, у него сформирован реалистичный взгляд на межличностные отношения (партнер – это тот, кто поддерживает, разделяет цели и интересы), он не приемлет морального и физического насилия, понимает, что заслуживает уважения к себе как личность и умеет уважать других. Важными показателями зрелости являются коммуникабельность, умение планировать, управлять собственным временем, целеустремленность, внутренняя гибкость, финансовая грамотность, личная мотивация. Более подробный перечень можно найти, например, в книге «Ваши взрослые дети. Руководство для родителей» Джил Хайнс и Элисон Бейверсток. Разумеется, для каждого конкретного ребенка с учетом его особенностей и способностей может быть рассмотрен собственный набор качеств. Мы приводим в пример лишь некоторые из них, востребованные современным обществом. Важно задуматься о способах их формирования в семье в процессе подготовки подростка к совершеннолетию и сепарации.

Понимание родителями основных шагов подготовки может облегчить процесс сепарации и позволит сосредоточиться поэтапно на формировании близости, доверия, необходимых навыков и качеств подростка, а также определенных условий жизни совершеннолетнего ребенка в семье, при которых он не вынужденно покидает дом родителей, а сам задается целью начать самостоятельную жизнь.

ГОЛОС ПОДРОСТКА В ПРОЦЕССЕ СЕМЕЙНОГО УСТРОЙСТВА.

СПИКЕР: ДИАНА ВЛАДИМИРОВНА МАШКОВА

Сегодня в детских домах 77,6% воспитанников – это подростки. Многие сироты старше 10 лет нуждаются в семейном устройстве. Очевидно, что в случае с детьми старшего возраста принятие решения и подбор семьи во многом зависит от готовности и настроя самого ребенка, а также от его личных потребностей. Цель доклада – выявление проблемы «голоса подростка» в семейном устройстве. Задача – поиск путей раскрытия мотивов и ожиданий подростков в ситуации усыновления или опеки.

Работа над документальными романами, написанными в формате и стилистике «голос ребенка», «Меня зовут Гоша. История сироты» и «Я – Сания. История сироты» позволила выявить многие скрытые моменты в отношении подростков-сирот к семейному устройству. Анализ озвученных Георгием Гынжу и Санией Испергеновой переживаний говорит о необходимости тщательного и бережного изучения мнения подростка-сироты.

 Указанные работы, а также взаимодействие с приемными детьми указывают на одну общую сложность в исследовании мнения подростка-сироты. Воспитанник, находясь в сиротском учреждении, за редким исключением, не готов открывать окружающим его взрослым истинного отношения к семье. Он не говорит о своих личных опасениях и потребностях. Скрывает порой истинное желание или нежелание жить в приемной семье, часто следуя в этом вопросе за мнением всего коллектива.

Препятствием к откровенному диалогу становится отсутствие доверительных отношений в учреждении. «Взрослые в детском доме никогда не использовали главный ключ к сердцу ребенка — открытость, — рассказывает Сания. — Разговоров по душам у нас не было ни с Имировной, ни с кем-то из педагогов. Воспитатели просто отдавали приказы. Я их выполняла. И была уверена, что взрослый никогда не станет слушать ребенка». «Кстати, не только с воспитателями, но и с друзьями мы не обсуждали эти темы про родителей, — делится воспоминаниями Гоша. — Не было такого: «А ты хотел бы, чтобы…». Нет. Мы жили здесь и сейчас. Прошлое вообще не трогали. Будущее, впрочем, тоже».

Кроме невозможности открыться по причине отсутствия доверительных отношений, на ребенка влияет общее мнение, которое сформировалось внутри того или иного детского коллектива. Оно складывается из множества факторов. Например, из традиции неприятия семейных детей и отношения к уходу в семью как к предательству. ««Домашних» всегда очень жестко проверяли на прочность: подставляли, говорили про них воспитателям гадости. Мочили мягкие игрушки и засовывали им в постели. Высыпали всю соль им в суп. Просто за то, что они из семьи, а мы – нет, — делится Сания. — А еще я думала о том, что не могу предать коллектив. Что скажут другие дети, если я соглашусь на семью? Брошу своих товарищей в детском доме? Тогда мне уже не будет здесь жизни. Меня затравят».

Сказывается и негативный опыт столкновения с кандидатами в приемные родители, а тем более — опыт возврата из приемных семей кого-то из детей в коллективе. «От меня всегда отказывались, — рассказывает Гоша. — Приходили, знакомились и отворачивались. Я прекрасно знал, что ничего хорошего в баторе приемным родителям обо мне не расскажут. Понимал, что очередные люди придут, послушают, какой я «хороший», и уберутся восвояси. Точнее, даже убегут сверкая пятками. Ко мне за время жизни в баторе приходило то ли восемь, то ли девять семей. Но так меня никто и не забрал».

Влияет и отношение самих сотрудников учреждения к семейному устройству. Если усыновление считается помехой работе, а о подготовке к семье речи не идет, дети относятся соответственно. «Я сделала вывод, что не подхожу для семьи, — признается Сания, — что-то во мне не так, что-то разрушено. Если кто-то хотел приблизиться, я испытывала только страх». И напротив, в тех учреждениях, где над семейным устройством целенаправленно работают, где директор, воспитатели и психологи готовят детей к семье, большинство подростков выражает желание найти родителей.

Подростку бывает сложно высказать свое мнение о семейном устройстве и еще по одной причине: из-за недостатка или отсутствия информации. «Спустя много лет, — рассказывает Сания, — мне удалось разобраться в своих чувствах: страх перед новой жизнью, о которой я тогда ничего не знала, оказался во много раз сильнее желания общаться с приятным мне человеком. Пусть уж лучше все остается как есть. В детском доме, по крайней мере, все знакомо. А что такое семья? Я же понятия об этом не имела». Но подростки могли бы получать информацию о семье от воспитателей, от совершеннолетних усыновленных, через книги и статьи, а также программы подготовки к семейному устройству. Старшим детям важно также давать информацию о конкретной семье, предваряя ею этап знакомства. Фотографии и рассказ о родителях, их детях, домашних животных и доме (подобные практики существуют в системе семейного устройства Великобритании и других стран) помогли бы снять первое напряжение.

При условии формирования доверительных отношений, профессиональной подготовки к семейному устройству и доступности информации о потенциальной семье, на наш взгляд, можно было бы рассчитывать на открытый контакт с подростком и учет честного, а не ожидаемого и одобряемого коллективом детского дома «голоса подростка».

ВОСПИТАНИЕ ПРИЕМНОГО РЕБЕНКА С СИНДРОМОМ ДАУНА. РАСПРЕДЕЛЕНИЕ РОДИТЕЛЬСКОГО РЕСУРСА: МАРАФОН, А НЕ СТОМЕТРОВКА.

СПИКЕР: АЛЕКСАНДРА ОЛЕГОВНА РЫЖЕНКОВА

 Необходимость принятия факта, что синдром Дауна – это навсегда

Зачастую кажется (и СМИ, как правило, поддерживают этот миф), что
развивающие занятия, любовь и принятие в семье позволят ребенку с синдромом
Дауна довольно быстро нагнать ровесников и стать более-менее
«нормотипичным». Однако такой ребёнок навсегда останется «особенным»,
поэтому стремление во что бы то ни стало привести его к «норме» — цель
нереалистичная, а попытки её достичь могут обернуться для родителей быстрым
выгоранием, а для ребенка – депрессией или протестным поведением. Гораздо
ценнее выстроить вокруг ребенка, а впоследствии взрослого человека с синдромом
Дауна ту среду, где он может быть успешен, несмотря на свои естественные
ограничения.
Вечный поиск баланса между естественными ограничениями ребенка и
возможностями развития
Вам предстоит не раз и не два услышать, что ребёнок не развивается или
развивается недостаточно, что нет смысла пытаться научить его чему-то, что
людям со стороны кажется бесполезным или недостижимым. На самом деле,
прогресс неизбежен при продуманных, последовательных и регулярных занятиях
чем-либо, будь то спорт, учеба или творчество. Но иногда возникает вопрос: стоит
ли продолжать занятия, если они требуют слишком больших усилий от ребенка
или родителей, утомляют, мешают полноценному сну? Моё мнение таково: нужно
научиться рассчитывать силы ребёнка и свои и стремиться к разумному балансу
между дополнительными занятиями, безусловно, помогающими раскрыть
потенциал ребёнка с синдромом Дауна и ограниченностью ресурсов любого
человека.
Не пытаться дать всё и сразу
Вскоре после того как ребёнок с синдромом Дауна оказывается в семье, у
родителей обычно возникает соблазн качественно его протестировать, чтобы
определить уровень владения умениями и навыками, а также перспективы
развития, после чего скорее начать это развитие осуществлять. Однако следует
знать: как правило, оказавшись в семье, ребёнок находится в стрессе, родители
ещё не очень понимают, каким образом с ним лучше взаимодействовать, поэтому
развивающие занятия могут не давать ожидаемого эффекта и вызывать у взрослых
отчаяние. Родителям может казаться, что ребёнок ничего не может и никогда
ничему не научится. Конечно, это не так. Дайте себе и ребёнку время. В первые
месяцы дома для него всё является развивающей средой.

  • Стратегия маленьких шагов
    Крайне важно ставить перед собой и ребёнком маленькие и достижимые цели, из
    которых, собственно, складывается та конечная цель, к который мы все движемся:
    развить у ребёнка с синдромом Дауна те навыки, которые помогут ему жить
    максимально полной и самостоятельной жизнью. Блог, дневник или карта развития могут помочь вам в наблюдении за ребёнком и отслеживании
    результатов.
    Выбор формы обучения: коррекционная школа, массовая школа,
    тьюторское сопровождение, домашнее обучение?
    На этот вопрос у меня нет однозначного ответа. Мой опыт говорит о том, что
    ребёнку будет хорошо там, где ему рады. Только там, где педагоги и
    администрация заинтересованы в ребенке, где они готовы меняться, искать
    способы подачи информации, работать с остальным детским коллективом, процесс
    обучения будет успешным.
    Вопросы соматического здоровья детей с синдромом Дауна.
    В большинстве случаев врачи общей практики не имеют достаточного
    представления о том, какие заболевания характерны для детей с синдромом Дауна
    и как они могут влиять на качество их жизни и развитие. В первую очередь это
    касается патологий щитовидной железы, требующих регулярного наблюдения
    эндокринолога и исследования уровня гормонов. Помимо этого, мало кто
    осведомлён, что при синдроме Дауна выше риск различной пищевой
    непереносимости, например, глютена, лактозы, молочного белка. Рекомендую
    пройти скриннинги на эти состояния.
    СОБСТВЕННЫЕ РОДИТЕЛЬСКИЕ ЛАЙФХАКИ:
  •  Стиль ребенка- полдела в принятии окружающими, поэтому он должен
    меняться в соответствии с возрастом
    В большинстве случаев родители не замечают, что ребёнок с ментальными
    особенностями растёт, взрослеет, что меняется его тело, или сталкиваются с
    тем, что люди с синдромом Дауна обладают телосложением, делающим
    проблематичным подбор одежды. Помните: немалую роль в том, насколько
    ребёнок принят обществом, играет то, как он одет.
  •  Важность физического развития и его влияние на интеллектуальное
    Иногда родители сосредотачиваются на интеллектуальном развитии ребёнка,
    забывая о физическом. Однако оба эти процесса неразрывно связаны. Это тем
    более следует учитывать, что зачастую дети с синдромом Дауна, который сам
    по себе способен вызвать нарушения моторики и сенсорную дезинтеграцию, не
    получают возможности развиваться физически в условиях сиротского
    учреждения.
  • Методы реабилитации. Что выбрать?
    На сегодняшний день существует огромное количество методик (часто очень
    дорогостоящих), которые могут улучшить качество развития ребенка, его
    речевые или моторные навыки: Томатис, микрополяризация, БАК,
    дельфинотерапия и тому подобные. Из-за этого кажется, что воспитание
    ребёнка с синдромом Дауна под силу только очень обеспеченным людям. На
    самом деле, несмотря на определённый положительный эффект, ни одна из
    них не является необходимой. Гораздо важнее регулярные, последовательные
    занятия с грамотными и заинтересованными в ребёнке специалистами:
    логопедом и дефектологом.
КЛУБ ПРИЕМНЫХ СЕМЕЙ КАК ЭФФЕКТИВНЫЙ ИНСТРУМЕНТ ПОДДЕРЖКИ ЗАМЕЩАЮЩИХ СЕМЕЙ.

СПИКЕР: КУЗНЕЦОВА ОКСАНА АНАТОЛЬЕВНА

1. Значение Клубов приёмных семей (ПС)
При приёме ребенка в семью замещающие родители решают массу задач, связанных с самим ребёнком, состоянием всей семьи и взаимоотношениями с общественными институтами и обществом в целом. С некоторыми задачами родители не справляются, обнаруживая как незнание особенностей приёмного ребенка, так и принципов его воспитания. В результате мы сталкиваемся с тяжёлым эмоциональным состоянием родителей, глубокими личными, детско-родительскими и семейными кризисами, возвратом приёмных детей в учреждения. Практически во всех регионах России недостаточно ресурсов для помощи замещающим семьям: либо не хватает специалистов, либо специалистам не хватает квалификации. Более того, часть обращений родителей за помощью носит или потребительский характер («почините мне ребенка»), или формальный («мне опека сказала»). Нередко родитель вообще решает отказаться от услуг специалиста из-за предыдущего негативного опыта, страха, что заберут ребенка, и по другим причинам. В такой ситуации большую роль в поддержке замещающих родителей играют Клубы приёмных семей (ПС).
2. Цель Клуба ПС
Целью Клуба ПС является поддержка замещающих семей, повышение родительских компетенций, профилактика эмоционального выгорания и возвратов детей в учреждения, семейное устройство детей-сирот и просвещение общества в вопросах системной помощи сиротам в целом.
3. Эффективный Клуб ПС. Модель БФ «Арифметика добра»
Эффективный Клуб ПС устроен таким образом, что 70-80% просьб замещающих родителей о помощи обрабатывается в Сообществе замещающих семей непрофессионально, и только 20-30% запросов требуют профессионального вмешательства.
4. Сообщество замещающих родителей
Важную роль в Клубе ПС играет Сообщество замещающих семей, представляющее собой группу, в которой находятся только родители. Благодаря этому создаётся безопасная, доверительная атмосфера, завязывается дружба. Здесь родители общаются и отдыхают, обмениваются опытом, делятся знаниями об особенностях приёмных детей и принципах их воспитания, участвуют в ресурсных группах, семинарах, слушают лекции. Благодаря Сообществу происходит профилактика эмоционального выгорания замещающих родителей, их самообразование в области особенностей развития и воспитания приёмных детей, зреет готовность к сотрудничеству со специалистами. Вместо потребительской появляется партнёрская позиция по отношению к специалисту, формируется мотивация к общественной работе.
5. Принципы создания эффективного Клуба ПС
Чтобы достичь такого эффекта, важно следовать некоторым принципам создания Клуба ПС:
• Сообщество формируется только замещающими родителями, а не специалистами или госслужащими;
• это не работа: Клуб ПС создаётся по личной инициативе замещающих родителей;
• Клуб ПС – это команда родителей, начиная с двух человек;
• лидер Клуба в любой момент готов передать эстафетную палочку другому родителю.
6. Структура деятельности Клуба ПС
Работа Клуба ПС опирается прежде всего на возможности самих замещающих родителей, их волонтёрский потенциал.
Структура деятельности Клуба ПС развивается постепенно, по мере увеличения количества семей, членов Клуба, и, как правило, включает:
• встречи родителей, посиделки;
• досуг и развлекательные мероприятия;
• занятия ресурсных групп в формате «равный равному»;
• лекции, семинары;
• группы детей 3-12 лет на время мероприятий для родителей;
• подростковый клуб для детей 13-18 лет;
• работу психолога в группе родителей или детей;
• консультации психолога для родителей, детей, семейные.
Кроме этого, замещающие родители ведут работу по привлечению в Клуб новых семей, средств и доноров, выступают в ШПР, ведут просветительскую работу в интернете, на радио и телевидении.
7. Этапы развития Клуба ПС в программе БФ «Арифметика добра»
Мы выделяем 3 этапа в развитии Клуба ПС: подготовительный, начальный и основной. На основном этапе появляются все формы деятельности Клуба ПС, а также группы и консультации психолога, консультации юриста.
8. Сотрудничество с БФ «Арифметика добра» по программе «Региональные Клубы приёмных семей»
На всех этапах развития Клуба ПС Фонд оказывает организационную и методическую поддержку. Тренинги по подготовке ведущих ресурсных групп в формате «равный равному» проходят ежемесячно в разных городах России, стажировки актива и психологов Клубов ПС – 2 раза в год. Финансовая поддержка рассматривается на основном этапе.

ОСОБЕННОСТИ ПОДГОТОВКИ РОДСТВЕННИКОВ ПОЖИЛОГО ВОЗРАСТА К ОПЕКЕ. ОСОБЕННОСТИ СОПРОВОЖДЕНИЯ СЕМЕЙ ПРИ ОПЕКЕ ДЕТЕЙ ПОЖИЛЫМИ РОДСТВЕННИКАМИ.

СПИКЕР: БЫКАДОРОВА НИНА АЛЕКСЕЕВНА

1. Вступительное слово (кратко о ППМС-центре, помощи, которую оказывает фонд Тимченко, причинах создания программы «Самые близкие» (программа имеет рецензию Шубиной А.С., к.п.н.) её актуальности и реализации, об интересе других регионов к этой программе, о стажировочных площадках).
2. Цель программы «Самые близкие»: оказание психологической, социальной помощи семьям, где опекунами (попечителями) несовершеннолетних являются бабушки (дедушки), прабабушки (прадедушки) среднего и старшего взрослого возраста (старше 55 лет) (далее – прародители).
3. Задачи:
• повышение психолого-педагогической грамотности опекунов и попечителей из числа прародителей;
• формирование у опекунов готовности воспринимать альтернативные точки зрения на воспитание опекаемых;
• формирование у опекунов компетентности в решении конфликтных ситуаций во взаимодействии с опекаемыми;
• помощь в проработке травматического опыта (в том числе связанного с неблагополучием собственных детей, лишённых родительских прав);
• развитие эмпатии, способности осознавать и дифференцировать эмоции (свои и окружающих);
• оказание эмоциональной поддержки, поддержка уверенности в собственной воспитательной компетентности.

4. Нужно ли отменять приоритетное право прародителей в отношении опеки над внуками?
Бабушка и дедушка (прародители) – самые родные для ребёнка люди после родителей.

5. Общие принципы работы с людьми пожилого возраста (геронтами):
• демонстрировать постоянное и безусловное уважение к представителям старшего поколения;
• предоставлять им максимальную возможность высказаться;
• внимательно выслушивать, когда им хочется поговорить, смотреть в лицо;
• спрашивать у старшего поколения совета, интересоваться их новостями, результатами общения со сверстниками, посещения различных лекций, публичных мероприятий;
• подчёркивать искренний интерес к ним и подлинное желание помочь;
• избегать коротких бесед.

6. Направления психолого-педагогической помощи
6.1. Ресурсность опекунов. Поддержка психологического здоровья родителей, упражнения на релаксацию.
6.2. Факторы, вызывающие семейный стресс. Способы реагирования на трудное поведение ребёнка.
6.3. Прародители в системе семейных отношений. Семейные роли в замещающей семье, где опекуном ребёнка является прародитель. Восприятие ребёнком места родителей и опекуна (попечителя). Особенности сопровождения замещающей семьи, где родитель, лишённый родительских прав, периодически проживает в семье с ребёнком, несмотря на то что это запрещено законом. Реакция на этот факт органов опеки и попечительства, служб сопровождения замещающих семей.

7. Основные виды помощи в рамках психолого-педагогической и социальной помощи взрослым
7.1. Групповые занятия
Обычно в групповых занятиях принимает участие не более 10 опекунов-прародителей.
Примерное планирование занятий:
1) Вводное занятие. Значение бабушек и дедушек в жизни детей, семейная система, проблемы в семьях опекунов-прародителей. Знакомство с каждой семьёй, диагностирование проблем, составление ИПСЗС – 1 занятие.
2) Гармонизация детско-родительских отношений в семье опекунов-прародителей («скорая помощь» в налаживании детско-родительских взаимоотношений, снятие остроты конфликта) – 1 занятие.
3) Отработка травматического опыта у детей и взрослых (видеотерапия, кинотерапия, арт-терапия) – 2-3 занятия. Занятия могут быть как групповыми, так и индивидуальными, проводиться как со взрослыми, так и с детьми. Количество занятий определяется наличием/отсутствием психологической травмы и её характером.
4) Повышение воспитательной компетентности опекунов-прародителей – 3-4 занятия. Обсуждение видео-кейсов.
5) Правовая подготовка (права, обязанности, ответственность, взаимодействие с органами опеки и попечительства и помогающими организациями).
6) Заключительное занятие.

7.2. Индивидуальное консультирование членов семьи как по вопросам развития и воспитания детей, так и по вопросам, связанным со взаимоотношениями в семье
Индивидуальная реабилитационная работа первое время направлена прежде всего на снятие напряжения, восстановление ресурсов семьи.

7.3. Сопровождение по договору в соответствии с индивидуальной программой сопровождения семьи

7.4. Визиты в семьи

7.5. Психологическая помощь по телефону

8. Клуб
Цель деятельности клуба: сохранение родственной опеки/попечительства, профилактика отказов опекунов-прародителей от внуков.

9. Психолого-педагогическая помощь детям (особенно подросткового возраста)
Отдельное место в деятельности центра занимает работа с подростками. Для них предусмотрены практические занятия по нивелированию последствий травматического опыта, нормализации взаимоотношений с пожилыми опекунами; проводится индивидуальное консультирование.

10. Длительность сопровождения. Завершающее занятие
Пример заключительного занятия в МОП.
Итоговая встреча под названием «Чайный реверанс» состоялась 30 июня 2017 г. На мероприятие были приглашены гости из этнокультурного центра «Вольница»
г. Михайловка: фольклорный ансамбль «Компанья», детский фольклорный ансамбль «Водограй» и детский фольклорный казачий ансамбль «Чадунюшка», горячо любимый нашими бабушками.

11. Заключение. «История успеха»

УЧЕТ МНЕНИЯ РЕБЕНКА БЕЗ ВОЗРАСТНОЙ ДИСКРИМИНАЦИИ-ВАЖНАЯ ЧАСТЬ РАБОТЫ ПО ЕГО СЕМЕЙНОМУ ЖИЗНЕУСТРОЙСТВУ.

СПИКЕР: ЛЕОНОВА ЕЛЕНА ЕВГЕНЬЕВНА

1. Нормативно-правовое обоснование факта учёта мнения ребенка при принятии решения о его жизнеустройстве лишь по достижении десятилетнего возраста.
Статья 57 Семейного кодекса Российской Федерации предусматривает право ребёнка выражать своё мнение при решении любого вопроса, затрагивающего его интересы. Также в статье определён перечень вопросов, по которым решение может приниматься только с согласия ребёнка, достигшего десятилетнего возраста.
Однако на практике получается, что данная статья закона расценивается как «учёт мнения ребёнка лишь по достижении 10 лет», что противоречит законодательству. На наш взгляд, необходимо придерживаться данного нормативного акта и учитывать мнение ребёнка с более раннего возраста.

2. Обоснование важности учёта мнения ребёнка, не достигшего возраста 10 лет.
Даже если ребёнок не достиг десятилетнего возраста, его мнение имеет большое значение. Международная практика предполагает учёт мнения ребёнка с трёх лет, что непосредственно связано с кризисом этого возраста, когда собственное Я ребёнка эмансипируется от взрослых и становится предметом его переживаний. Появляется чувство «Я сам», «Я хочу», «Я могу», «Я делаю». А это значит, что, начиная именно с этого момента, у ребёнка появляется своё, отличное от других мнение, которое важно учитывать. Также в этом возрасте простое манипулирование предметами заменяется на целенаправленные действия, которые ведут к конечному результату, то есть у ребёнка появляется цель и видение путей её достижения.
Важным моментом при этом является установление факта независимости мнения ребёнка, отсутствия давления на него со стороны других лиц (законных представителей, педагогов и т.д.).

3. Способы взаимодействия с детьми разного возраста на стадии принятия решения о передаче в замещающую семью.
Существует несколько способов взаимодействия с ребёнком:
— с помощью беседы, наблюдений, диагностики, дающих возможность определить степень готовности ребёнка к устройству в замещающую семью, выявить особенности его представлений о семье;
— в процессе игровой деятельности, помогающей формировать позитивный образ будущей (приёмной) семьи и семейных отношений;
— с помощью сюжетно-ролевых игр и бесед с предполагаемой семьей, формирующих готовность ребёнка к принятию семейного уклада жизни, новых особенностей быта, правил, традиций семьи и т.п.;
— во время общения ребёнка с предполагаемой семьёй, чтобы развивать эффективные способы коммуникации его с приёмными родителями, другими членами семьи, социумом;
— на индивидуальных занятиях, чтобы обучать его навыкам эмоциональной саморегуляции, способствовать формированию самоидентичности и самопринятия.
Крайне важно учитывать интересы ребёнка, оставшегося без попечения родителей, на всех этапах семейного жизнеустройства.

4. Инструментарий, предлагаемый для формирования ребёнком образа желаемой семьи.
Инструментарием служит интервью, рисуночный тест «Моя будущая идеальная семья», работа с «Книгой жизни» и прочее.

5. Описание возможных рисков, влияющих на принятие ребёнком окончательного решения о жизнеустройстве.
Нельзя отрицать существования рисков, которые способны повлиять на решение ребёнка. К ним относятся:
— недостаточная компетентность или отсутствие специалистов;
— недостаточное количество информации о потенциальной семье;
— незначительное время, отведённое для общения ребёнка с потенциальными приёмными родителями и другими членами семьи;
— влияние сотрудников социального учреждения, а также кандидатов в приёмные родители на ребёнка в момент знакомства, общения, принятия им решения;
— недостаточная осведомленность ребёнка о важности и учёте его мнения в данном вопросе;
— негативный опыт проживания в социальном учреждении.

6. Опыт жизнеустройства в форме историй из жизни, рассказанных детьми, проживающих в замещающих семьях, важность подробного заполнения Индивидуального плана развития и жизнеустройства ребенка (ИПРЖУ).
Представление двух-трёх кейс-историй детей и семей на примере собственного опыта работы.

КОМПЛЕКСНЫЙ ПОДХОД К ПОДГОТОВКЕ И СОПРОВОЖДАНИЮ ЗАМЕЩАЮЩИХ СЕМЕЙ КАК ЭФФЕКТИВНЫЙ ПУТЬ СНИЖЕНИЯ РИСКА ВОЗВРАТОВ. ОПЫТ БФ ДЕТИ ЖДУТ.

СПИКЕР: УВАРОВА ЛАДА БОРИСОВНА

Целью работы БФ «Дети ждут» является содействие семейному устройству детей, оставшихся без попечения родителей, и профилактика вторичного сиротства.
Цель работы включает решение следующих задач:
• успешную адаптацию приёмного ребенка в семье и социуме;
• сохранение качества жизни замещающей семьи в процессе адаптации ребёнка;
• развитие и восполнение ресурсов семьи, необходимых для реализации первой и второй задачи.
Мы работаем со всей семейной системой, понимая, что приёмный ребёнок – её часть, то есть благополучие ребёнка напрямую связано с благополучием семьи.
Основной принцип подхода к работе с кандидатами в замещающие родители, приёмными детьми и замещающими семьями – комплексность.
Подготовка и сопровождение замещающих семей – единый неразрывный процесс, поэтому кто готовит замещающие семьи, тот их и сопровождает на всех стадиях адаптации ребёнка.
I. Одной из основных форм работы БФ, позволяющей достичь заявленную цель, является ШПР (Школа приёмных родителей).
Задача ШПР: отбор и подготовка замещающих родителей.
Этапы работы:
1. Предподготовка (осуществляется по запросу семьи).
Основная задача: первичный отсев нересурсных кандидатов в замещающие родители. Форма работы: индивидуальная консультация с психологом в связи с просьбой о помощи в принятии решения о целесообразности прохождения подготовки в ШПР.
2. Подготовка кандидатов, получивших от опеки направление на прохождение ШПР.
Задачи:
1) отсев нересурсных кандидатов,
2) подготовка ресурсных кандидатов к принятию ребёнка в семью,
3) установка доверительных отношений со специалистами-психологами ШПР для дальнейшего включения семьи в программу сопровождения (после принятия ребёнка).
Прохождение подготовки в Школе приёмных родителей предусматривает следующие шаги:
1) Установочная встреча (1-3 встречи) в формате индивидуальной консультации психолога (прояснение мотивов, первичный отсев кандидатов с выраженными рисками).
2) Групповая подготовка по программе, разработанной Комитетом социальной политики СПб. Основной формат – тренинги. Основные задачи: информирование кандидатов, оценка и осознание кандидатами собственных ресурсов и рисков.
3) Индивидуальная подготовка. Работа с семьёй кандидатов или кандидата в формате семейной терапии (12 часов), включающей проработку непрожитых травм, снижающих ресурс семейной системы и повышающих риск отказа от ребёнка. Эта работа проводится параллельно с групповой. В индивидуальную подготовку вовлекаются все члены семьи.
4) Углубленное психологическое обследование кандидатов, вызывающих сомнения (выборочное). Как правило, это примерно 20% от общего числа кандидатов в замещающие родители. Обследование в форме компьютерных тестов проводится независимым экспертом, ранее не знакомым с кандидатами и не располагающим никакой дополнительной информацией о них.
Базовые тесты: тест Люшера и тест Кетелла.
Дополнительный тест: СМИЛ – стандартизированный многофакторный личностной опросник.
5) Обследование семейной системы с выходом по месту жительства (сплошное), предполагающее оценку сопровождающим специалистом-психологом семейной ситуации дома у кандидата (до выдачи заключения).
6) На последнем занятии проводится аттестация (экзамен), в ходе которой кандидаты отвечают по билетам на вопросы психологического и юридического характера.
7) Совместное составление социально-психологического заключения. Психолог готовит заключение (форма прилагается), после чего вычитывает его и обсуждает с семьёй, проговаривая все риски и ресурсы семьи в ситуации принятия ребёнка (1-3 встречи). Если кандидат не согласен с выводами заключения, он пишет аргументированный отказ, и заключение ему не выдается.

II. Сопровождение при размещении
По запросу замещающих родителей специалист-психолог фонда после подписания согласия на ребёнка готовит рекомендации по первичной его адаптации. В этой ситуации задача специалиста – дать родителям наиболее полное описание психологического состояния и индивидуальных потребностей ребёнка. Для этого он вместе с родителями посещает учреждение для наблюдения самого ребёнка, характера его взаимодействия с родителями и с персоналом учреждения, а также для общения с соответствующими специалистами. Только после осуществления этой работы выдаётся консультативное заключение.
Сопровождение (плановое) замещающих семей, которые прошли подготовку в ШПР фонда
В школе мы информируем кандидатов в замещающие родители о важности, смысле и пользе сопровождения и о том, что к нам всегда можно обратиться за сопровождением. Задачей специалиста, сопровождающего семью на стадии подготовки, является установление доверительных отношений.
Семья обращается за сопровождением именно через своего специалиста.
Наш подход исключительно семейно-ориентированный: речь идёт не об изолированной поддержке ребёнка, а о поддержке всей семейной системы.
Родители и специалисты работают в тандеме в интересах ребёнка.
Кроме того, мы оказываем ресурсную поддержку родителям, так как именно от их ресурса в первую очередь зависит успешная адаптация ребёнка.
В качестве ответа на запрос после консультаций с семьёй и наблюдения семьи и ребёнка психолог разрабатывает ИПС (индивидуальный план сопровождения). Если необходимо, психолог привлекает для консультаций других специалистов ЦСА (например, дефектолога, логопеда, педагога, психиатра), то есть разработка ИПС происходит в формате консилиума.
ИПС разрабатывается на полгода. Если семья больше не нуждается в помощи, случай закрывается. Но семья остается в базе сопровождения, продолжает по необходимости взаимодействовать со своим консультирующим специалистом.
Если по истечении полугода помощь по-прежнему требуется, то ИПС корректируется.
Мы сопровождаем столько, сколько нужно. Однако при планировании работы мы исходим из того, что срок сопровождения на базе ЦСА составляет не более 3-х лет.

III. В 2018 году БФ «Дети ждут» при поддержке «Группы ЛСР» открыл Центр семейной адаптации.
Центр семейной адаптации состоит из трёх рабочих модулей (общая площадь 1000 кв.м.), каждый из которых отвечает своей задаче.
На базе «Взрослого» модуля происходит подготовка приёмных родителей, психологическое сопровождение приёмных семей, работа Клуба приёмных родителей. Модуль рассчитан на проведение занятий Школы приёмных родителей, выпускникам которой оказывается комплексная поддержка службы сопровождения БФ «Дети ждут» после принятия ребёнка в семью. «Взрослый» модуль посещают состоявшиеся замещающие семьи для получения индивидуальных консультаций психологов, юристов, соцработника, психотерапевтических занятий, групповых занятий, работы Клуба приёмных родителей и семейных мероприятий. В модуле расположены два тренинговых зала, кабинеты специалистов, детская игровая комната и большая досуговая зона для общения родителей.
На базе «Дошкольного» модуля ведётся работа с приёмными детьми дошкольного возраста. Для детей, которые из-за психологических проблем, вызванных ранним сиротским опытом, не могут посещать детский сад, организована группа дневного пребывания, где ребята занимаются разными видами развивающей и досуговой деятельности, учитывающей особенности каждого. Также с детьми работают психологи, дефектологи, нейропсихологии и арт-терапевты. В модуле находится игровая зона, сенсорная комната, комната для массажа, зал для музыкальных занятий и гимнастики, кабинеты психологов и дефектолога.
«Школьный» модуль посещают приёмные дети школьного возраста во внеурочное время. Большинство приёмных детей имеет педагогическую запущенность, испытывает сложности в построении отношений со сверстниками и взрослыми. На базе модуля они занимаются с репетиторами по школьным предметам, психологами, посещают театрально-музыкальную студию, мастерские ручных ремесел. В дни школьных каникул для детей организована досуговая деятельность в дневное время. Модуль оборудован тремя классными комнатами, гончарной и столярной мастерскими, мастерской для рукоделия, театрально-музыкальным залом, большой досуговой зоной. Основная задача – компенсация учебного отставания у приёмных детей, психологическая реабилитация, помощь в налаживании позитивных социальных контактов.
В рамках ИПС фонд оказывает ресурсную поддержку родителям в виде индивидуального консультирования, занятий в терапевтических группах и в Клубе приёмных родителей, тематических встреч, выездов, досуговых мероприятий, дополнительного образование (фотостудия), каникулярных программ для детей.

IV. Статистика
За 3,5 года работы по комплексной схеме:
— первичных обращений в фонд – 892 человека;
— прошло и проходит подготовку – 755 человек (в год в среднем – 215 человек);
— 77% семей получают заключения (остальные прекращают подготовку по разным причинам, в том числе из-за более объективной оценки собственного ресурса);
— заключений «не рекомендовано» выдано 6% от общего количества заключений;
— в течение первого года берут детей 50% прошедших обучение в ШПР фонда;
— все, принявшие ребёнка в семью, обращаются в службу сопровождения фонда;
— нет ни одного случая обращения семей, подготовленных специалистами фонда, с острым кризисом (отказом от ребёнка);
— просьбу о кризисном сопровождении (личное обращение, обращение опеки, обращение ШПР) фонд получает от семей, либо вообще не проходивших подготовку, либо осуществлявших её не у специалистов БФ «Дети ждут».


ТАЙНА УСЫНОВЛЕНИЯ ГОВОРИТЬ ИЛИ СКРЫВАТЬ? В ПОИСКАХ ОТВЕТОВ НА НАБОЛЕВШИЕ ВОПРОСЫ.

СПИКЕР: СОЛОВЬЕВА ЕВГЕНИЯ АЛЕКСАНДРОВНА

1. Почему не надо скрывать от ребёнка тайну усыновления?
Абсолютно очевидно, что с ребёнком надо разговаривать обо всём сложном и важном, что было в его жизни до встречи с приёмными родителями, в том числе и о том, что он был усыновлён. Почему нужно об этом говорить? Ответ в общем простой: чтобы ваш ребенок вырос счастливым человеком!
Говорить правду трудно: нужно выдерживать страдание ребёнка. А это очень тяжело, для этого требуется большой ресурс родителей. Однако скрывать тайну усыновления – это игнорировать ребёнка, запрещать ему чувствовать, осознавать. В результате ребёнок получает жестокий урок от главных людей в своей жизни: твои страдания нас не касаются. Более того, игнорировать ребенка всегда не получится: рано иди поздно боль прорвётся через ваши запреты и коснётся и вас.
Жить с правдой об усыновлении необходимо для создания у ребёнка надежного опыта любви и привязанности. Дети, имеющие в своем опыте ситуацию отвержения (особенно отказники с рождения), с трудом верят в то, что мир добр, и реагируют на него тревожностью и агрессией, поэтому родителям приходится терпеливо создавать вокруг ребёнка мир, где есть доверие, искренность, принятие. С тайной усыновления это невозможно, так как нет доверия в главном – истории ребёнка, его боль не принимают, не помогают прожить утрату.
Когда говорят о тайне усыновления, то в качестве самого страшного варианта последствий предъявляют случаи, когда тайна раскрылась. А ведь куда страшнее, когда она так и не раскрылась. Вот, например, история.
Марину удочерили почти сразу после рождения. Её кровная мама, студентка, в роддоме в согласии на усыновление (так это называется официально, а не отказ, как называют в просторечии) написала, что отец ребенка погиб в армии и его семья не хочет признавать девочку. Её же родители – иногородние и слышать о ребёнке дочери не хотят. В общежитие младенца не принесёшь, да и вообще она сама ещё слишком молода для материнства.
Марина росла в семье усыновителей единственным ребенком, любимым, здоровым, очень красивым, способным, – просто родительская радость. Но саму её не радовали пятерки, первые места на олимпиадах, смущали комплименты внешности и успехам. Родителям нравилось и это: «Дочка скромная», — гордились они. Проблемой это стало, когда в подростковом возрасте девочка победила в литературном конкурсе. Другая конкурсантка с обидой в голосе высказала Марине, что её просто сделали победителем, потому что она отличница, любимица учителей, а на самом деле – бесталанная серость, и все её успехи – пошлая зубрёжка. Девочка в слезах убежала, а дома пыталась отравиться серьёзными таблетками.
Марину спасли, но, когда родители пришли к ней в больницу, она обвинила их в своём спасении и сказала, что та девочка во всём права: она на самом деле тупая уродина, да ещё настолько слабая, что все окружающие вынужденно врут ей про мнимую успешность, дабы она, бедная-убогая, не расстраивалась. Вот мама её действительно красавица и филолог, папа — уникальный физик и музыкант, а она бледная тень.
И с тех пор это стало вечным рефреном жизни девушки. Когда она чувствовала, что может победить, пугалась и намеренно отступала назад, пропуская в победители другого, чтобы не занимать чужое место.
Она закончила престижный вуз, занялась интересной научной работой, вышла замуж и родила двоих детей. Но с годами чувство ненужности, неуспешности и, главное, ощущение, что она не на своём месте, усилилось, попытки суицида повторялись.
Сейчас Марина – постоянный клиент клиники неврозов, родители, муж и даже подрастающие дети — вечные её няньки.
Стареющие родители из бесед с дочкиным психотерапевтом давно поняли причину: виновата тайна удочерения, которую они хранили всю жизнь. Марина не получила лечения первичной травмы (отказ матери, смерть отца, непринятие себя родственниками) и приняла ответственность за это на себя. Однако тайна удочерения до сих пор не раскрыта.
К сожалению, возможности исцелить травмы лишены все дети в ситуации тайны усыновления. Огромный груз пережитого остаётся лежать без движения, потребляя психическую энергию, ища выхода в поведении, в создании жизненных ситуаций, где можно вновь пережить боль, утрату, отвержение. Трудное поведение усыновлённых детей почти всегда от этого.
2. Наступала ли реальная ответственность по закону для тех, кто вопреки воле родителей сообщал ребёнку о том, что он был усыновлён?
В судебной практике есть случаи привлечения к уголовной ответственности за разглашение тайны усыновления. Уголовный кодекс РФ в ст. 155 устанавливает уголовную ответственность за разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя, при этом, кроме специального субъекта – лица, которое обязано хранить факт усыновления (удочерения) как служебную или профессиональную тайну, к ответственности могут быть привлечены и иные лица, совершившие разглашение из корыстных или иных низменных побуждений. То есть для привлечения лица, раскрывшего тайну усыновления, недостаточно только факта этого раскрытия. Потерпевшим необходимо обратиться с заявлением о совершении преступления в правоохранительные органы, которые проводят проверку, после чего дело передаётся в суд. В ходе рассмотрения дела судом и решается вопрос, будет ли обвиняемый привлечён к уголовной ответственности или нет.
В действительности семья, хранящая тайну, редко обращается в суд, потому что тогда тайну придётся раскрыть расширенному кругу лиц, а информация войдёт в описанные прецеденты в открытых источниках, то есть информация об усыновлении будет распространяться уже без участия и контроля семьи в рамках производства по делу и окажется доступной неограниченному числу лиц (например, приговоры легко можно найти на сайте https://sudact.ru/). Да и средний размер штрафа, который возлагают на лицо, раскрывшее тайну усыновления, всего-то около 3-6 тысяч рублей. Так что ответственность реальна, но серьёзна ли?

3. Один из аргументов в пользу сохранения тайны усыновления в России – общественное мнение. Возможно ли изменение мнения российского общества по данному вопросу, если усыновление перестанет быть тайной?
У всех стран и народов свой менталитет. Обидно, когда кто — то сомневается в значимости культурных особенностей и ценностных установок России. Я никогда не сталкивалась с осуждением семей, усыновивших ребёнка. Неполноценность человека в репродуктивном смысле волнует скорее демографов и врачей, чем простых людей. Воду на мельницу псевдоплохого отношения общества к усыновлению льют те, кто сам имеет проблемы в семейной истории, необязательно связанные с усыновлением, но точно про детско-родительские отношения.
Однако с культурой усыновления дела обстоят по-прежнему не очень хорошо. Признавая усыновление, общество ждёт от усыновленных детей благодарности усыновителям и осуждает за желание позитивно относиться к биологическим родителям. Я думаю такое положение дел объясняется травмированностью общества: недолюбленность и сомнение в своей ценности – черты, присущие большой части наших соотечественников.
Ресурс решения этой проблемы в смещении акцентов.
О тайне усыновления говорят много. И совсем забывают о правде усыновления. У нас, в Школе усыновителей и опекунов, в День аиста занятие так и называется: «Тайна и правда усыновления». Когда родители делают выбор в пользу жизни без тайны, но не разговаривают с ребёнком о его усыновлении, то для ребёнка это всё равно означает жизнь с тайной: ему мало знать, что он усыновлен. Ему важны все подробности, объяснения, почему так вышло. Правда об усыновлении способна помочь ребёнку частично справиться с последствиями ранней травмы. Но нужно иметь в виду, что это не однократная прививка длительного действия, а определенный стиль общения и подачи информации. Говорить правду лучше как можно раньше, делая её доступной и безопасной для обсуждения. Если ребенок будет чувствовать, что родителей не задевают, не обижают и не напрягают разговоры об усыновлении, он сможет сам начинать их, когда почувствует нужду.
Стоит обратить внимание на то, что информацией об усыновлении ограничиваться нельзя. Она только подводит к главной задаче – проживанию горя. Это ключевой процесс в развитии приёмного ребенка, от которого во многом зависят его будущая жизнь и отношения.
В процессе проживания выделяют несколько стадий, этапов. Сначала горе отрицают, делают вид, что ничего не было: ни собственного разочарования и боли, ни страданий брошенного ребёнка. Потом отрицание сменяется гневом, отчаянием, за которыми следует понимание и успокоение. Но многие усыновители отмечают, что стадии эти могут проходить новые и новые круги. Это говорит о том, что страшнее драмы ребёнка, в раннем возрасте потерявшего родителей, сложно что-то придумать. И время от времени она дает о себе знать – ребёнок нуждается в помощи и поддержке.
Из наших историй. Семилетняя, удочерённая во младенчестве девочка в школе на классном огоньке участвовала в игре-знакомстве, что-то типа «Пять интересных фактов обо мне «. Она рассказала о своей собаке, о съёмках в рекламе, о победе в конкурсе певцов и о том, что она удочерённая. Ровесники (и учительница) закидали её вопросами о настоящей маме, о том, что нужно сделать, чтобы разрешили усыновить ребёнка, что она сделала плохого, из-за чего мама бросила её, и ещё большим количеством корректных и не очень вопросов. Девочка не знала ответов ни на один. Вечером она плакала и спрашивала родителей, как вышло, что она ничего не знает об этом, и почему, почему детей не интересовали ни её собака, ни творческие истории и спортивные успехи. Что такого в усыновлении, что люди так реагируют. Родители испытали огромное чувство вины. Семья больше года ходит к психологу, и все её члены учатся разговаривать о сложном, называть чувства. Малышка расслабляется, становится уверенней. Отношения родителей в паре тоже наладились.
В своей практике мы можем сопоставлять психологическую устойчивость и благополучие детей, которые с младенчества живут с правдой усыновления и могут уверенно говорить об этом, и детей, которые знают об усыновлении иногда только то, что оно было. Способность справляться с непростыми ситуациями, успокаиваться, меньше волноваться, не бояться у первых на порядок выше, чем у вторых.
Если об этом будут говорить, то грамотность общества повысится, ведь общество любит уравновешенных и благополучных.

4. Способствует ли сохранение тайны усыновления подлинно родственным отношениям?
Нет ничего более разрушающего родственные отношения, чем семейные тайны.
Тайна усыновления – это разновидность семейных тайн. Когда одни члены семьи однажды принимают решение о том, что надо скрывать, о чём или о ком не стоит рассказывать, какие факты можно искажать, то таким образом они присваивают себе право решать судьбу других членов семьи.
Семейные тайны — это информация, которую семья скрывает от внешнего мира. Внебрачные отношения, приёмные дети, преступления, суициды, наследственные заболевания — всё нерассказанное детям уже в последующих поколениях проявится самым непредсказуемым образом.
А вот когда тайны признаются и долги отдаются, то ситуация гармонизируется. И тогда негативные программы теряют эмоциональную силу.
Обычно тайн бывает больше именно в тех семьях, которые с гордостью рассказывают о себе как о высокоморальных и образцовых. И чем сильнее в эмоциональном плане были скрываемые события, тем вероятней они напомнят о себе в этой семье или даже в её последующих поколениях. Особенно значимыми бывают такие события, как неоплаканный траур, исключённые из семьи люди и покинутые дети.
Но как бы родители ни пытались скрыть семейную историю, дети всё равно ощущают её присутствие. Когда родители резко меняют тему разговора, отвечают уклончивыми фразами — это сигнал для потомков: что-то не так. Особенно явно тайны выражаются через невербальный код: вздохи, выражение глаз, настроение в определенные даты…Семейная система будет искать компенсацию – в этой семье снова и снова будут происходить события, повторяющие скрытый сценарий.
Мы с будущими родителями в Школе усыновителей и опекунов много работаем с этим. Кандидаты составляют семейные генограммы, обращаются к родителям, узнают свою историю, и часто многие проблемы начинают решаться как будто сами.

5. Родители боятся, что рассказ об усыновлении может нанести ребенку психологическую травму. Кто тогда будет нести ответственность за это?
Когда вопрос ставится так, то на поверхности оказывается вроде бы благое желание – не травмировать ребёнка. Но ведь истина в том, что ребёнок уже травмирован. С того момента, как остался без попечения родителей. Травмирован не усыновителями, а теми взрослыми, которые были с ребёнком до усыновления. И теперь усыновители могут эту травму лечить (говоря правду) или игнорировать (живя в тайне). И ответственность за это несут именно они. Ибо с теми родителями, которые живут в правде усыновления, тяжесть травмы ребёнка снимается, а с теми, кто сохраняет тайну, травма усугубляется. За семнадцать лет работы я перевидала и прожила более тысячи историй усыновления. Усыновление с правдой имеет гораздо больше позитивных результатов, чем истории, когда дети не знали о своём происхождении.

6. Могут ли биологические родители при условии отсутствия тайны усыновления негативно повлиять на развитие семьи, учитывая тот факт, что зачастую эти люди социально неблагополучны (алкоголики или наркоманы)?

Такого развития событий не стоит опасаться. Шантажировать правдой невозможно, так как нет предмета для шантажа (все и так всё знают), во-первых, а во-вторых, именно биологические родители больше всех хотят, чтобы усыновление было тайным: ведь попадание ребёнка в сиротскую систему на самом деле порицается обществом. Это на самом деле стыдно, когда ты лишился ребёнка – отказался сам или у тебя его отобрали. Наши усыновители неоднократно сталкивались с желанием спрятаться как раз со стороны биологических родителей, когда к ним обращались за какими-то фактами для «Книги жизни ребёнка» или просили фотографии. Меньше всего на свете они хотят влиять на развитие новой семьи.
Да и наш анализ социального положения семей, лишившихся родительских прав, показывает, что процент людей с аддикциями среди них очень невелик. Кроме того, почти все они люди с повреждёнными или разрушенными семейными связями.

7. Этично ли оставлять приёмных родителей без выбора в решении вопроса, нужно ли ребёнку знать правду?
По словам русского мыслителя М. Бакунина, «свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого». Мне кажется, главный посыл автора цитаты заключается в том, что свобода человека ограничена определёнными социальными рамками. У всех существуют не только права, но и обязанности.
Усыновление предполагает, что новые родители обязаны обеспечить ребенку исполнение его прав по той простой причине, что родительство — это ответственность. Тайну усыновления изобрели, меньше всего заботясь о чьих-то правах. Да, да, она не защищала ни права ребёнка, ни усыновителей даже в самом начале. Это был манипуляционный ход, чтобы скрыть статистику сиротства.
Статьёй 7 Конвенции о правах ребёнка <1> и статьёй 54 СК РФ <2> провозглашается право ребёнка знать своих родителей. Это уже «народное творчество», что, мол, право гражданина на получение информации о своём происхождении, если он не воспитывался в кровной семье, не является безусловным.
И одновременно в том же СК есть статья о тайне усыновления.
Получается, что юридическая коллизия ставит под сомнение вопрос о духовной потребности человека знать историю своего рода, знать кровных родственников (не только родителей, но и бабушек, дедушек, братьев, сестёр и т.д.). Этично ли одному человеку не признавать необходимым право другого человека?!! А ведь в вопросах взаимоотношений в семье люди руководствуются морально-этическими нормами, а не нормами права.
Правда усыновления, полная информация о происхождении должны быть приоритетными ещё и потому, что ребёнок не по своей воле остался без попечения биологических родителей. Следовательно, его вины в разрыве кровных семейных отношений не было, как не было и желания их прекращения. Так что любому человеку, который был усыновлен в детском возрасте, как добросовестному лицу должна быть предоставлена возможность восстановления кровных семейных связей в безусловном порядке.

В заключение
Кроме базового человеческого права на информацию о своей истории, медицинском анамнезе, кровных родственниках, ребёнок остро нуждается в проживании утраты близких. Помочь в этом может только правда усыновления, работа с историей жизни ребёнка. Родители, бережно относящиеся к этому, обладают мощным средством исцеления. И лучше не запрещать тайну усыновления, а развивать ресурс правды усыновления, терпеливо показывая обществу её целительные возможности.

ПОДГОТОВКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЗАМЕЩАЮЩЕЙ/ФОСТЕРНОЙ СЕМЬИ В РФ С УЧЕТОМ ОСОБЕННОСТЕЙ МЕНТАЛИТЕТА, ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И Т.П.

СПИКЕР: МИШАНИНА НАТАЛЬЯ ВАЛЕНТИНОВНА

Слово «профессионализм» используется в разных смыслах. Когда говорят «эта работа требует профессионализма», имеются по сути дела ввиду нормативные требования профессии к личности человека. Здесь профессионализм — это совокупность, набор личностных характеристик человека, необходимых для успешного выполнения труда. Такое понимание условно называют «нормативным профессионализмом». В другом смысле употребляется это слово, когда говорят «этому человеку присущ профессионализм». Здесь речь идет о том, что человек обладает этим необходимым нормативным набором психических качеств, и профессионализм становится внутренней характеристикой личности человека.
Приемная семья является профессиональной формой организации замещающей семейной заботы о детях-сиротах и детях, оставшихся без попечения родителей.
Работа приемного родителя квалифицируется как профессиональная деятельность.
Необходимым условием осуществления успешного воспитания является определение качеств эффективного приемного родителя. При этом необходимо учитывать психологические особенности ребенка и характер процесса формирования новой семьи.
В профессиональном сообществе существуют разные мнения о том, должен ли родитель быть профессионалом или достаточно личного опыта. На поверку и тот, и другой подход оказывается однобоким: если мы говорим о профессионализме, то предполагается обучение, тренировка, однако где же здесь та составляющая, которая обеспечивает самое главное — формирование новой привязанности, а именно забота и внимание? Ведь это нельзя сыграть, подделать и научить этому можно не каждого. С другой стороны, достаточно распространено мнение о том, что успешный опыт воспитания родных детей может быть перенесен на приемных. Этот вывод явно сделан без учета реальности «сиротства», а именно последствий разрыва первичной привязанности (с родными родителями) и неминуемое сопротивление новой привязанности, а также конфликт старых и новых образцов родительства.
В исследовании Независимого института социальной политики выделены несколько обязательных критериев профессионального замещающего родительства: на первом месте стоит прохождение такими родителям базовой подготовки и регулярное повышение квалификации, на втором — наличие необходимых условий для содержания детей, на третьем — доступность надлежащего профессионального, педагогического и психологического сопровождения, на четвертом — наличие контракта с органами опеки или иными социальными агентствами. Родителям будет необходимо постоянно учиться и доказывать органам опеки, что они справляются с задачей, вести быт, ухаживать за минимум(!) тремя детьми, среди которых, по условиям законопроекта, могут быть дети-инвалиды, подростки, находящиеся в соответствующем возрастном кризисе, с вытекающими особенностями поведения, да и просто дети, пережившие катастрофу в семье и катастрофу разлуки с мамой и папой. Некоммерческое сообщество, работающее с детьми, в целом, давно согласно с тем, что профессиональные семьи необходимо создавать.
Профессиональная приемная семья — компетентная ресурсная приемная семья, осуществляющая устройство детей, требующих особой заботы и подходов к воспитанию и обучению. Эта форма устройства подразумевает тесный контакт с органами опеки и представителями социума, постоянное повышение квалификации, саморазвития и активную социальную позицию.
Являясь действенным средством деинституализации, приемные семьи рассматриваются как надежное средство реализации права на воспитание в семье всех детей, независимо от возраста, состояния здоровья, наличия негативного жизненного опыта, отклонений в развитии и поведении, особенностей правового статуса. Профессиональные формы семейной заботы о детях, оставшихся без попечения родителей, имеют ряд неоценимых преимуществ перед безвозмездными (опека, усыновление) формами семейного устройства детей.
• Во-первых, профессионал убежден, что это работа и она сопряжена с определенными трудностями, поэтому готов работать с «трудным» ребенком. Именно профессионализация дает возможность приемному родителю решать сложнейшие социально-педагогические, правовые и психологические проблемы ребенка-воспитанника;
• Во-вторых, профессионал изначально согласен взаимодействовать с социумом , планировать ход работы с ребенком, составлять индивидуальную программу развития и оценивать ее результаты. Таким образом, органам опеки облегчен процесс подбора ребенка в приемную семью, также как и минимизирован риск неприятия такими семьями внешнего контроля со стороны органа опеки или уполномоченных им учреждений и служб;
• В-третьих, профессионал включен в определенное профессиональное сообщество, настроен на профессиональный контакт и взаимодействие с коллегами-специалистами. Таким образом, профессионал имеет возможность своевременно решить ту или иную проблему с помощью извне, что способствует более успешному размещению ребенка в приемной семье, детском доме семейного типа.
Все это делает приемного родителя оптимальными субъектами в решении вопросов устройства ребенка, нуждающегося в новой семье. Профессионализация семейного ухода за детьми, оставшимися без попечения родителей, через систему профессиональной подготовки к выполнению обязанностей приемного родителя обеспечивает органу опеки и попечительства реальную возможность размещать в семье каждого ребенка, сегодня и сейчас нуждающегося в таком размещении, без иногда тщетных ожиданий, что когда-нибудь откликнуться родственники ребенка, желающие принять его под опеку, или найдутся граждане, желающие его усыновить.
Профессиональный приемный родитель — это зрелая личность, обладающая естественными родительскими навыками и знаниями, имеющая способность к рефлексии собственного поведения и эмоциональных реакций.
Родительские навыки – это тот потенциал, который имеет родитель из опыта своего воспитания от собственных родителей или лиц их замещающих и опыт собственного родительства. Родительство в нашей культуре напрямую связано с излучением тепла, принятия, заботы в сфере материального и эмоционального благополучия ребенка. Здесь надо иметь ввиду те риски, сложности и противоречия, с которыми столкнется приемный родитель в общении с ребёнком: снятие внутреннего напряжения и агрессии через порчу вещей, одежды; сквернословие, воровство, пренебрежение к личной гигиене, внешнему виду. И будет обязательно казаться, что это делается сознательно, намеренно, чтобы заставить вас страдать, хотя на самом деле это будет мольбой о помощи и призывом заметить его внутреннюю боль и нужды. Но при всем этом мы должны продолжать заботиться, окружать ребенка любовью, потому что это единственная питательная среда для дальнейшего его исцеления.
Для того чтобы помогать ребёнку справляться с травматичными переживаниями и их последствиями, необходима вторая составляющая – знания и практические навыки. Как реагировать, если ребенок провоцирует вас на проявление физической агрессии, если он ворует ваши личные вещи, зная, что вы обязательно это увидите. Для успешной работы нужно иметь представление о том, что стоит за этими поступками, нужно понимать, что это — система условных знаков. Все, начиная с организации домашнего пространства и заканчивая построением перспектив жизни, с такими детьми должно осуществляться по определенным, уже открытым правилам и закономерностям. Так, например, в терапевтической практике воровство считается «знаком надежды»: ребёнок бессознательно обращается к нам за помощью, хочет, чтобы мы объяснили ему причину его собственных поступков, сняли напряжение. Часто поступки и наклонности отступают, теряют эмоциональную заряженность, когда появляется возможность открыто обсуждать и объяснять их причины в совершенно будничной манере.
Общение с детьми, которые имеют трудности в выражении себя, поведении, обучении и многом другом разбалтывает нас, родителей, мы становимся уязвимы. Внутреннее напряжение постоянно растёт, и если не работать с ним сознательно, то эмоциональное выгорание — неминуемая плата за халатность по отношению к себе. А ещё мы переживаем события прошлого ребёнка, часто виним себя за то, что вовремя не оказались рядом. Эти чувства нарушает внутренне равновесие. Здесь мы подходим к третьей составляющей профессионального родителя — работе со своими переживаниями и реакциями. Дети-сироты привыкли выживать в этом мире, и они точно знают, что выживает сильнейший. Если они кому и готовы довериться, так это сильному. Если они видят, что мы, как приёмные родители, пасуем, обижаемся, злимся и впадаем в депрессию, для них это значит только одно: «Такой человек не владеет собой, мне он точно помочь не сможет».
Часто наши собственные непроработанные детские сложности и комплексы начинают руководить нами незаметно для нас, и в этом случае можем приписывать ребенку те проблемы и сложности, которые он не испытывает, но испытывали мы, совершая перенос.
Социальная функция профессиональной приемной семьи- способствование устройству детей, требующих особой заботы и подходов к воспитанию.
Портрет профессионального приемного родителя.
Кто такой профессиональный приемный родитель? Какими качествами и компетенциями он должен обладать, чтобы быть эффективным?
 Это тот, кто не подменяет собой биологических родителей приемного ребенка, не присваивает его себе как вещь.
 Кто относится с уважением к его прошлой жизни, помогает ему выстраивать мосты в будущее через осознание им настоящего.
 Тот, кто сам четко осознает свою роль в жизни ребенка, помогает ему с учетом его прошлого опыта, адаптироваться в настоящем, быть для приемного ребенка той «путеводной звездой», которая поможет ему раскрыть свои способности, поможет сориентироваться в новой реальности.
 кто способен к безусловному принятию ребенка, с его воспоминаниями и историей жизни.
 умет определить и удовлетворить потребности приемного ребенка.
 Кто обладает высоким уровнем эмоционального интеллекта, достаточным уровнем импатии, способностью к рефлексии, способностью к изменению стереотипных установок в воспитании детей.
 тот, кто в состоянии вовремя остановиться и осознать происходящие, дать адекватную оценку поведению ребенка, его эмоциональному состоянию, отрефлексировать собственные реакции и действия.
 Кто в состоянии оценить свои ресурсы, и в случае если их недостаточно, уметь запросить помощь.
 это мастер коммуникаций, человек, который способен найти общий язык с представителями социальных институтов, с лицами, окружающими приемного ребенка, помогает адаптироваться в социуме.
 «адвокат детской души» стоит на стороне ребенка, защищает права приемного ребенка.
 тот, кто умеет найти союзников и единомышленников в решении трудных ситуаций, связанных с приемным ребенком, способен работать в команде.
 Это тот умеет не только грамотно написать и вовремя сдать отчет специалистам органов опеки, но и уметь удовлетворить потребности специалиста во время посещения на дому.
 Кто четко осознает, что профессиональный приемный родитель – это такая профессия, как и любая другая она требует постоянного повышения профессионализма и мастерства, личной включенности и замотивированный на саморазвитие.
 это тот, кто обладает большим опытом, может его применять и делиться.

Организация подготовки профессиональных приемных родителей.
Для организации профессиональной подготовки приемных родителей, родителей-воспитателей важным является кадровое обеспечение данного процесса. Учреждению, уполномоченному для организации работы по профессиональной подготовке приемных родителей, родителей-воспитателей, следует выделить как минимум два специалиста и определить их ответственными за осуществление процесса подготовки: педагога социального и педагога-психолога. Если в учреждении имеются юрисконсульт, его также следует привлечь к процессу подготовки. Можно пригласить опытных, состоявшихся приемных родителей, старших приемных детей (18 лет и старше). Данная информация может стать полезной, для более глубокого погружения в тему семейного устройства.
Выбор ответственных специалистов рекомендуется осуществлять по следующим базовым критериям:
 наличие профильного (профессионального) образования (психологического, социально-педагогического, юридического);
 стаж работы в должности не менее 2 лет;
 профессиональный опыт в системе охраны детства, наличие квалификационных категорий.
Также нужно учитывать критерии, способствующие успеху в реализации программы подготовки:
 убежденность специалиста в возможностях обеспечения процесса деинституционализации путем создания замещающих семей, в т.ч. – профессиональных;
 умение работать в команде;
 способность специалиста к самообразованию, инициативное участие в курсовой и межкурсовой подготовке и повышению квалификации;
 педагогические способности/умения/навыки специалиста (в т.ч. умение работать с группой слушателей и индивидуально);
 умение работать с техническими средствами обучения;
 общая эрудиция, широкий профессиональный кругозор;
 наличие собственного успешного родительского опыта;
 личностные качества, обеспечивающие успех работы в группе/команде (открытость, гибкость, рефлексия, коммуникабельность, терпение, умение выслушать).
Ведущим курса нужно быть универсальными специалистами, поскольку занятия курса выстроены на основе взаимодополнения и «взаимопроникновения» материала разных блоков. Поэтому важен позитивный деловой контакт между ведущими, их настроенность на совместный поиск лучших средств и форм подготовки участников.
Ведущие должны уметь владеть ситуацией в группе, создать рабочую обстановку и задействовать каждого участника, включая его в рабочий процесс. Для этого также нужна атмосфера доброжелательности и открытости.
Хорошие результаты дает участие ведущих в групповых упражнениях наравне с участниками. Ведущие не должны доминировать и допускать, чтобы участники подготовки считали их мнение единственно правильным — в противном случае настоящая дискуссия может не состояться.
Ведущим курса подготовки следует придерживаться некоторых рекомендаций :
1. Обращать внимание на степень вовлеченности участников на занятиях, давать каждому возможность выразить свои чувства и желания.
2. При обсуждении «болевых точек» проявлять осторожность и педагогический такт. Если намечается конфликтная ситуация между участниками, следует искать пути конструктивного использования конфликтов.
3. Не бояться использовать юмор. Он помогает снять напряжение в группе.
4. Поддерживать «баланс» в группе участников (участники равны, несмотря на разный культурный, социальный, религиозный опыт).
5. Поддерживать участников подготовки, которым трудно устанавливать отношения с незнакомыми людьми. Во время нейтрализовывать «трудных» участников подготовки (всегда найдутся люди, желающие перетянуть одеяло на себя, настроенные только на решение «своих» вопросов.
6. Не бояться проявления сильных чувств и эмоций. При этом уметь не потонуть в сильных эмоциональных переживаниях самому. Уметь смикшировать «чувственные» моменты словами: «Вопрос, который мы обсуждаем, тяжелый. Ваши чувства естественны, и я это понимаю».
От умения ведущих применить широкий спектр педагогических методов и приемов работы зависит эффективность подготовки. В ходе подготовки целесообразно использование следующих методов и приемов групповой работы:
• лекция
• тренинговые упражнения (в т.ч. — психогимнастические упражнения)
• целенаправленное (управляемое) наблюдение
• деловая игра
• беседа
• управляемый просмотр видеоматериалов (публицистические и художественные фильмы)
• демонстрация мультимедийных презентаций
• управляемое фантазирование
• управляемое обсуждение, дискуссия
• решение педагогических задач
• мозговой штурм
Профессиональная подготовка приемных родителей, родителей-воспитателей – не одноразовый процесс. Она должна предусматривать как минимум три уровня:
• базовый уровень профессиональной подготовки (ШПР) для «начинающих» или уровень подготовки к выполнению обязанностей, предусматривающий работу с кандидатами в приемные родители. Уровень направлен на формирование компетенций, позволяющих выполнить обязанности приемных родителей. Основу упомянутых компетенций кандидатов в приемные родители и родителей-воспитателей составляет материал, обеспечивающий возможность выполнения своих родительских обязанностей. Данный уровень направлен на оптимизацию процесса интеграции и адаптации воспитанников в приемной семье.
• специальный уровень профессиональной подготовки (по запросу), обеспечивающий повышение уровня профессиональной подготовки уже действующих профессиональных приемных родителей и родителей-воспитателей. Этот уровень может быть реализован посредством работы методических объединений приемных родителей. Данный уровень реализуется, начиная с первых дней функционирования приемной семьи, и основан на самооценке (рефлексивном выявлении потребностей в новых знаниях и навыках) приемных родителе, их реальных запросах, оценке функционирования семьи со стороны специалистов, осуществляющих сопровождение семьи, но в первую очередь, этот уровень основан на выявляемых в ходе ежегодного мониторинга потребностях детей, помещенных в приемные семь. По сути, этот уровень подготовки является потребностным уровнем, так как учитывает:
а) потребности детей-воспитанников приемных семей;
б) собственно потребности приемных родителей;
в) потребности специалистов органов охраны детства, сопровождающих приемные семьи.
• уровень повышения профессиональных компетенций осуществляется 1 раз в пять лет.
Оптимизация подготовки профессиональных замещающих родителей возможна с учетом правил успешного обучения взрослых :
• учет механизмов усвоения материала разными людьми, в зависимости от типа центральной нервной системы (опора на наглядность; на практику; усвоение материала на базе активного слушания);
• учет родительского и жизненного опыта участников подготовки;
• учет возрастного, образовательного, культурного, социального уровней участников программы подготовки;
• использование в ходе подготовки примеров жизненной практики;
• учет «общности проблем»: данным правилом следует пользоваться в ходе реализации адресного уровня профессиональной подготовки, составляя группы подготовки из участников, воспитывающих приемных детей одного возраста, имеющих одинаковые проблемы в функционировании профессиональных замещающих семей.
Итак, профессионал — это специалист, овладевший высокими уровнями профессиональной деятельности, сознательно изменяющий и развивающий себя в ходе осуществления труда, вносящий свой индивидуальный творческий вклад в профессию, нашедший свою индивидуальное предназначение, стимулирующий в обществе интерес к результатам своей профессиональной деятельности и повышающий престиж своей профессии в обществе.
Приемный родитель должен быть настоящим профессионалом.

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИК РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ В ВОПРОСАХ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВА КАЖДГО РЕБЕНКА НА ПРОЖИВАНИЕ В СЕМЬЕ.

СПИКЕР: СИМАКОВА ЕЛЕНА ФЕДОРОВНА

В Республике Беларусь сформирована государственная политика по реализации права каждого ребенка на жизнь и воспитание в семье.
Приоритет семейных форм устройства на воспитание детей, лишившихся попечения родителей, не только закреплен на законодательном уровне, но и реализован на практике.
На уровне законодательства установлены равные права и условия материального обеспечения для всех детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (далее – дети-сироты), независимо от формы устройства их на воспитание. Важным условием деинституционализации стало принятие 21 декабря 2005 г. Закона Республики Беларусь «О гарантиях по социальной защите детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», предоставившего детям-сиротам равные права и льготы, независимо от формы их устройства на воспитание. Обеспечена материальная поддержка семей, принявших на воспитание детей-сирот.
Созданы новые формы семейного устройства на воспитание детей-сирот. Дополнительным резервом для устройства сирот в семью стали профессиональные формы семей: детский дом семейного типа, приемная семья.
Для стимулирования усыновления (как приоритетной формы) в Беларуси принят Указ Президента Республики Беларусь от 30 июня 2014 г. № 330 «О государственной поддержке семей, усыновивших (удочеривших) детей».
В последнее десятилетие сохраняется устойчивая тенденция усыновления белорусскими семьями детей-сирот. Ежегодно более 500 детей, утративших по различным причинам родительскую опеку, усыновляют граждане нашей страны.
Значительную роль в предупреждении институционализации детей сыграло повышение ответственности родителей за уклонение от воспитания детей, установленное Декретом Президента Республики Беларусь от 24 ноября 2006 г. № 18 «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях» (далее – Декрет № 18).
За период действия Декрета № 18 создана система раннего выявления детей, находящихся в социально опасном положении, сформировался механизм межведомственной работы с неблагополучными семьями.
Поскольку в нашей стране приоритетом является сохранение ребенка в родной семье, в работе по выведению неблагополучных семей из кризисных ситуаций принимают участие все субъекты профилактики. Повышение ответственности семьи за воспитание детей, установленное Декретом №18, активизировало и процесс восстановления родителей в родительских правах.
Выполнено еще одно обязательное условие для реализации политики денституционализации: создана система социально-педагогических центров, обеспечивающих комплексное сопровождение семей. Без развития системы социально-педагогических центров для работы с семьями, желающими принять на воспитание детей-сирот, и семьями уже принявшими на воспитание детей, концепцию деинституционализации невозможно реализовать эффективно.
Областными и Минским городским исполнительными комитетами осуществлен анализ региональных показателей социального сиротства, разработаны графики оптимизации сети интернатных учреждений и поэтапного перевода детей-сирот на семейные формы устройства на воспитание на периоды 2008-2010 и 2011-2015 годы.
Для устройства детей из многодетных семей, в первую очередь, создавались приемные семьи и детские дома семейного типа.
При формировании детского дома семейного типа орган опеки и попечительства обеспечивает его необходимым оборудованием, мебелью и мягким инвентарем. Для проживания воспитанников детских домов семейного типа и семей, взявших их на воспитание, предоставляются специальные жилые помещения государственного жилищного фонда, которые полностью содержатся за счет местных бюджетов.
Особое внимание уделяется вопросам сопровождения замещающих семей, постоянного повышения квалификации приемных родителей и родителей-воспитателей детских домов семейного типа. В настоящее время организовано повышение квалификации приемных родителей на базе учреждений дополнительного образования взрослых (областных и Минского городского институтов развития образования) 1 раз в 3 года.
Мероприятия по дальнейшему развитию семейных форм устройства детей-сирот, разработке, а также последующему мониторингу исполнения региональных планов реструктуризации и реформирования детских интернатных учреждений находятся в поле самого пристального внимания государственных органов Республики Беларусь, включены в Национальный план действий по улучшению положения детей и охране их прав на 2017-2021 годы – программный документ, направленный на реализацию Республикой Беларусь положений Конвенции Организации Объединенных Наций о правах ребенка, национальных планов и программ.

ПРИЧИНЫ СОЦИАЛЬНОГО СИРОТСТВА И ПОРТРЕТ ЗАМЕЩАЮЩЕЙ СЕМЬИ: ИССЛЕДУЕМ, ЧТОБЫ ПОМОГАТЬ ЭФФЕКТИВНО.
СПИКЕР: ГАРИФУЛИНА ЭЛЬВИРА ШАМИЛЬЕВНА

Целью исследования, инициированного БФ Елены и Геннадия Тимченко, стало выявление и анализ причин социального сиротства.
На 01 января 2019 года из 30, 2 миллионов детей РФ в возрасте до 17 лет включительно 436 тысяч являются сиротами или оставшимися без попечения родителей, 9,6 % из которых (42 тысячи) находятся в организациях для детей-сирот. 56% таких детей – это дети из многодетных семей, 59, 6% — дети из неполных семей, 67,3% — дети из семей, где мать лишена родительских прав. Как правило, в детских учреждениях оказываются мальчики (62%), причём большая часть детей – это подростки (77,6%). Тревогу вызывает тот факт, что 96,7 % детей, находящихся в государственных учреждениях, имеют проблемы со здоровьем.
По данным БФ «Дети наши», опирающимся на опыт выпускников детских домов, сложности в интернате у них возникают в связи с разрывом с семьёй, с адаптацией и доверием, отсутствием значимых взрослых, свободы выбора и решений. В этой ситуации ресурсом для них являются родственники, поездки, конкурсы, соревнования, значимые взрослые, пример старших детей, упрямство.
После первого года выпуска они сталкиваются со сложностями в виде полной свободы и ответственности, с навыками самоконтроля, финансовой грамотности, бытом, сложностями в учёбе, «квартирным вопросом», оплатой ЖКУ. Ресурсом опять-таки становятся родственники, значимые взрослые, знакомые по интернату, новые друзья, НКО и помощь, учёба, работа, ответственность.
В настоящее время жизнь исследуемых выпускников детских домов характеризуется финансовой стабильностью, доверительными отношениями, «взрослыми заботами» о себе и семье. Ресурсы: сеть социальных контактов: родственники, друзья, своя семья, знакомые НКО; личные достижения, уверенность в себе, своё жильё.
Согласно данным исследования, основной причиной социального сиротства детей является алкоголизм родителей. 40, 4% попадают в учреждения из-за злоупотребления родителями алкоголем. Вторая по значимости причина (24,5 %) – уклонение родителей от выполнения своих обязанностей. 14,1% детей оказываются в государственных учреждениях из-за тяжёлого материального положения в семье. Причём показатели в сельской местности по этим позициям выше, чем в городах.
Отраден тот факт, что всё-таки большинство детей, оставшихся по разным причинам без попечения родителей, находится на воспитании в семьях (423 147 детей): 50,3 % — это опека и попечительство; 25,7 % — в приёмных семьях; 23, 9% — в семьях усыновителей.

Приёмная семья: взгляд родителей и опыт детей
Что касается приёмного родительства, то это «достаточно новый в России институт, он появился около 15 лет назад». Однако 59% опрошенных считают, что детей усыновляют только потому, что в семье нет своих детей. При этом почти половина (44%) респондентов считает, что приёмные родители хотят «сделать доброе дело», а вот 24% уверены, что усыновление происходит «из корыстных побуждений». К такому мнению они пришли, получив информацию в СМИ: 30% — о жестоком обращении с приёмными детьми; 30% — об отказах от детей; 41% — о плохом отношении детей к приёмным родителям.
Анализ дневников приёмных семей, осуществлённый с целью исследования особенностей создания семьи с позиции приёмных родителей и детей, показывает, что на самом деле в тройке причин, по которым в семье появляется приёмный ребенок, оказывается:
• желание принять ребенка (мечта о приёмном ребёнке, сострадание, милосердие, ответственность);
• «пустое гнездо» (когда родные дети выросли, а у родителей осталась нерастраченная любовь; своя семья маленькая, а хочется большую);
• личная травма, которая может быть связана как раз с отсутствием по каким-либо причинам родных детей.
Для замещающих и приёмных семей крайне важно «сделать ребёнка своим», то есть создать общую повседневность, включить детей в семейные отношения.
Для этого используются самые разнообразные практики:
• телесные практики, направленные на принятие ребёнка;
• совместное ведение домашнего хозяйства;
• досуговые практики;
• воспроизводство семейных традиций;
• дисциплинарные практики;
• практики коммуникации;
• религиозные практики;
• создание общей семейной и личной истории;
• медицинско-оздоровительные практики.
Как показывают исследования, семейные практики в городе разнообразнее, чем в селе.
Однако, по мнению участников исследования, в РФ существуют барьеры для реализации родительства, к которым относят:
• неоднозначное отношение государства и общества;
• негативные стереотипы в СМИ, приписываемые смыслы и значения;
• необходимость выработки оправдательных стратегий;
• восприятие приёмного родительства как социального служения, а не деятельности, требующей специальных навыков и знаний;
• отсутствие культуры обращения за своевременной помощью к специалистам;
• путаную историю контролирующих и помогающих функций профильных структур.

Приёмные дети: жизненные траектории, барьеры и ресурсы
Приёмные дети имеют три основные биографические траектории:
1. Благополучная биологическая семья  смерть родных  родственная опека;
2. Отказ кровных родителей  детский дом  усыновление;
3. Неблагополучная биологическая семья  изъятие из семьи  детский дом  приёмная семья.
100% детей, оставшихся без попечения родителей и подлежащих устройству в семью, хотят получить информацию о потенциальных кандидатах в замещающие родители, например, сколько человек в семье и сколько детей? Есть ли животные? Полная ли семья?
Условия проживания. Есть ли рядом школа? Какой транспорт в микрорайоне? Сколько комнат? Будет ли своя?
Личностные особенности кандидатов. Почему берут ребёнка? Профессия? Особенности характера? Возраст?
Семейные традиции и правила. Как поддерживают дисциплину? Как организуют свободное время, семейные праздники? Наказание и поощрение? Кто какой домашней работой обычно занимается?
Обретение приёмной семьи является поворотным моментом в жизни детей с опытом потери биологической семьи, это путь от потери «Я» к его обретению; это источник позитивной идентичности и нормализации статуса; это семейные практики, где акцент делается на высокой ценности семьи, нормальной, благополучной, счастливой; это акцент на типичность семьи, её постоянный, вневременной характер.

ВЫВОДЫ.
1. Алкоголизм или наркомания родителей, семейное окружение ребёнка и доход семьи,
особенности развития и поведения ребёнка, временное помещение ребёнка в учреждение – эти ситуации требуют усиления внимания системы профилактики.

2. Своевременность сигнала о неблагополучии ребёнка или семьи; сопровождение семьи, непрерывное, длительное, разноплановое, с активным вовлечением семьи; ресурсные среды, поддержка близкого и дальнего окружения; переход от заявительного к проактивному принципу предоставления услуг; функционирование ООиП; компетентность специалистов, стереотипы, сложившиеся при работе с семьями и детьми, — все эти факторы влияют на качество «семейной истории».

3. Приёмным семьям будут полезны такие варианты поддержки:
• признание приёмного родительства видом трудовой деятельности;
• снижение общественного давления и расширение границ нормы для семьи;
• преодоление барьеров для детей, институциональная поддержка приёмных родителей;
• усиление ресурсов семьи для социальной адаптации и построения успешной жизненной траектории приёмных детей;
• сопровождение и поддержка приёмной семьи на всех стадиях создания, включая консультации, обучение;
• развитие сообществ приёмных семей как дополнительный ресурс поддержки и получения необходимых навыков.


ИНФОРМАЦИЯ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ДОБАВЛЯЕТСЯ